Альбина Мударисова: «Следователь ей постоянно угрожала отъемом ребенка»

2 месяца назад | 313
Альбина Мударисова: «Следователь ей постоянно угрожала отъемом ребенка»

«Это сложное, многофакторное и весьма деликатное дело.

В ходе общественного расследования по заявлениям парней на пытки, с разрешения девушки, которая их обвиняла в изнасиловании, я провела ее опрос. Нам было важно узнать у нее, не могла ли она причинить те телесные повреждения, которые были зафиксированы медиками у наших заявителей.

Для начала я коротко опишу эту девушку: на момент нашего расследования ей было 22 года, она одна воспитывает ребенка, которого беззаветно любит. Живет с отцом и старой больной бабушкой, в раннем возрасте у нее умерла мама, и девочкой никто не занимался, в школу она не ходила. Очень наивная и открытая, остро чувствуется недостаток школьного образования. Назовем ее У. Знакомый парень У. пригласил ее встретиться и прогуляться, сидели вместе в компании. Как она уверяет, какого-либо принуждения со стороны парней не было, все было по обоюдному согласию. Вернулась домой поздно и испугалась, что за это ее будет ругать отец, в итоге сказала, что ее изнасиловали. Отец, конечно, вскипел и вызвал сотрудников полиции.

Потом стала разворачиваться вся эта история с пытками.

А дальше было интереснее, У. стала отказываться от своих первоначальных показаний: в суде сообщила, что изнасилования не было, чем вызвала, конечно, гнев со стороны следователя. Как сообщала мне потом У., следователь ей постоянно угрожала отъемом ребенка, а это для нее самое страшное, что может случиться в жизни.

Через какое-то время мне позвонила У. и сказала, что ее из родной деревни забирают в Оренбург в сопровождении психиатра, на учете которого она состоит. С горем пополам выяснили, что следователь назначила У. психолого-психиатрическую экспертизу. Через две недели У.позвонила мне снова и сказала, что ее выпустят из «психушки» на следующий день, но при условии, что за ней кто-то придет, и, поскольку в Оренбурге у нее знакомых нет, то просит меня о помощи. Я согласилась.

Зная о том, что У. живет очень скромно, решила собрать ей пакеты с одеждой, которая мне не нужна. В последующем это стало поводом для дальнейшего разбирательства в Следственном управлении СКР. Меня пригласили на опрос и сообщили, что У. написала на меня заявление о том, что я передала ей одежду в обмен на то, чтобы она не заявляла на парней об изнасиловании. (Вам смешно? Я тоже посмеялась от души).

Я сразу поняла, откуда ноги растут – эта следователь, у которой не состоялась палка по расследованию громкого преступления в глубинке, так сильно расстроилась, что решила снова прибегнуть к своим приемам с угрозами по отъему ребенка у У. Вообще, на мой взгляд, это крайне подленько, не только по отношению к У., у которой жизнь и так не сахар, но и к своим коллегам, которых она нагрузила лишней работой из-за своих несостоявшихся амбиций.

Тут интересный нюанс: во время моего опроса в кабинете следователя присутствовала одна дама, на которую я сперва подумала, что это помощник следователя, но потом, как она встала и ушла после моего свободного рассказа, я поняла, что что-то здесь нечисто. По возвращению в офис я полистала материалы проверки по заявлению ребят на пытки и нашла опрос следователя, которая проводила расследование по заявлению об изнасиловании. К опросу прилагалось служебное удостоверение, на фотографии я узнала ту самую даму, что присутствовала у меня на опросе.
Вот такая история этого расследования о пытках.

Что касается юридического сопровождения пыточного дела, то тут мы в течение года пытаемся добиться от суда, чтобы тот рассмотрел нашу жалобу на отказное постановление следователя».

Пунктуация и орфография автора сохранены

 

Рубрикатор: #невсеравно_орен1 #новости_орен1 #соцсети_орен1

Источник: https://facebook.com/story.php?story_fbid=4001915199859368&id=100001227822414

Редактор: Оксана Преображенская

Читайте также: