Благотворная культура: «Прежде всего — захотеть увидеть это!»

2 недели назад | 138
Благотворная культура: «Прежде всего — захотеть увидеть это!»

Беседа с организатором акции «Я не герой, я женщина» Оксаной Лушниковой о благотворительности в Оренбурге, частной и государственной инициативе, о том, чем может помочь каждый, об инфоцыганстве и мошенниках, включённости в культуру и о будущих проектах. 

Вторая беседа в цикле Авреона Альбина «К разнообразной общности».

— Опишите, пожалуйста, что сегодня происходит в этом месте! 

— Сейчас происходит фотосессия для мам деток с особенностями развития и разными заболеваниями. Для чудесных и классных мам! У нас есть команда: девочки — визажист и стилист по волосам, фотограф и девочки-стилисты из бренда «Полевая» (Бренд одежды из Оренбурга. Шоурум. Авт.), которые нам предоставили одежду и помогают подбирать образы! Это просто приятное время для девочек… Мам в рутине и повседневности, которая, в их случае, бывает напряжёнее, чем у других мам.

  — Как появилась идея организации?

  — Видела подобный проект в другом городе. В Перми он мне показался не очень эстетично-организованным: проект был достаточно простой, слабые фото, не очень радостные мамы… А хотелось, чтобы это был именно «релакс» и удовольствие девчонок, чтобы они отдохнули, расслабились и на выходе — получили красивые фотографии! Ещё я занимаюсь разными благотворительными активностями: например, помогаю фонду «Наши дети» (Фонд занимается поддержкой тяжелобольных детей и детей-инвалидов, малообеспеченных семей и граждан, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, профилактикой сиротства, поддержкой организаций. Авт.).

   — Как вы искали тех, кто будет участвовать в проекте?

   — Две участницы — мои знакомые, ребёнка одной из девочек мы немного курировали, когда я работала в магазине «Lego», одна из участниц — жена моего одноклассника: и я знала об их семье и ребёнке. Контакты остальных мне предоставил диаконический центр «Прикосновения» (Центр «Прикосновение», помогает детям с ментальными нарушениями и аутизмом в Оренбурге и Оренбургской области. Авт.). Так мы все и объединились!

    — Эти организации — частные или государственные?

    — Частные, «Прикосновение» — НКО (Некомме́рческая организа́ция, не имеющая в качестве основной цели деятельности извлечения прибыли. Авт.) и никак не финансируется государством. Они участвуют в конкурсных программах грантов, а прямого финансирования нет. Ни государства, ни от муниципалитета они не получают.

   — Много ли частных организаций в Оренбурге, которые занимаются подобной помощью?

    — Достаточно много, они разного профиля, есть организации, у которых специализация — дети с ДЦП, есть организации, специализирующиеся на детках с аутизмом и так далее. Их уже достаточно много, они частные.

   — Есть ли у вас ощущение, что мероприятие достаточно камерное: большого информационного сопровождения и освещения у него нет?

   — Думаю, это освещается достаточно неплохо. Но не хватает финансирования, прежде всего, как и во многом другом. И мало людей готовы воспринимать! Эту информацию легко найти, если ты хочешь. А если тебе это не нужно… У нас малоинициативные люди и они слабо вовлечены в эти процессы! Люди, у которых нет таких детей, люди, которые не связаны с этим по профилю — практически не интересуются.

   — Вы связываете это с низким уровнем эмпатии в нашем обществе?

   — Кажется, всё идёт с семьи: у нас не поставлен этот вопрос, мы не учим наших детей, как общаться с детьми с особенностями развития. Многие дети боятся… Да чего уж говорить, если многие родители боятся таких детей, говорят своему ребёнку: «Не подходи к нему — заразишься!».

   — На каком уровне сейчас культура благотворительности в Оренбурге?

   — Я считаю — на достаточно высоком. Благодаря ребятам-энтузиастам, которые продвигают эту тему. Например, о многих девочках я узнала благодаря фонду «Наши дети» с Наташей Толмачёвой во главе. А сейчас она немного другими вещами занимается: обучением… Есть энтузиасты, реализующие все эти идеи. Уровень — неплох, (но будет хорошо. Авт.) если мы все будем вовлечены!

   — Как нам повысить уровень вовлечённости в эти процессы, что могут сделать другие люди для помощи и участия?

   — Прежде всего — захотеть увидеть это! Подписаться на паблики фондов, страницы в Instagram, а помогать реально и конкретно – просто: есть адресная помощь — вы можете, например, узнать, что в центре «Колыбель» (Региональная общественная организация оренбургской области помощи семье и детям. Авт.) какой-то мамочке нужна кровать – и купить её, передать немного денег фондам… Вариантов множество, а главное — желание!

   — Есть предположение, которое могло бы объяснить малую активность и слабую вовлекаемость людей — психологические трудности: это тяжёлый психоэмоциональный опыт — приходить лично к людям с такими проблемами!

   — Помогать можно не только приходя, но и дистанционно. Сейчас дистанционно делается всё, что хочешь. Большинство волонтёров фондов не ходят к детям особо: они стоят в торговых центрах, организовывают благотворительные ярмарки, ведут страницы в Instagram… Не обязательно именно — ходить куда-то, если тебе тяжело: можно действовать совсем другим путём!

   — Ещё одно явление — так называемое «инфоцыганство»: в интернете и, в частности, в Instagram множество страниц, через которые мошенники, под предлогами благотворительности или сбора средств на лечение детей — выпрашивают деньги и манипулируют. Уровень доверия среди людей несколько снижает от того, что они начинают видеть в каждом из таких призывов к помощи — обман, устают разбираться, где помощники, а где мошенники. Как преодолеть подобную проблему и научиться различать мошенников и тех, кто действительно нуждается в поддержке?

   — В Оренбурге эту проблему решать намного проще, чем в больших городах: тут легко проверить информацию — любому руководителю фонда можно позвонить: он подтвердит реквизиты карты, реален ли этот сбор… Ты можешь связаться напрямую с родителями — они все открытые, в маленьком городе установить связи намного проще. Все всех знают.

   — Какие проекты, связанные с благотворительностью, вы планируете осуществить в будущем?

   — Один из моих постоянных проектов — мы курируем деток из санатория, где проходят реабилитацию детей после туберкулёза или с предпосылками к этому заболеванию. Мы сезонно собираем им разные классные штуки. Например, в прошлом году это были самокаты, мелки, мыльные пузыри… В этом году мы будем действовать по их запросу — основываться на том, чего недостаёт детям. Часто это такие запросы, как зубные щётки, резинки,.. То, что не предоставляется государственными учреждениями, а детям это нужно. Это их радует!

    — Как вы считаете, с кем ещё можно повзаимодействовать из культурного поля Оренбурга для реабилитации и досуга? Фотосессия — одна из таких идей для досуга людей, связанных с этой проблемой. Может есть какие-то идеи ещё?

   — Сейчас со стилистом мы обсуждали об организации мастер-класса для мам по стилю. Это достаточно дорого, а организовать такую встречу снова для мам — вполне легко. Их это порадует не меньше, чем фотосессия. Я ориентируюсь на то, что сейчас реально организовать — если есть отклик со стороны всех участников, то это организуется!

 

Благотворительность и организация социально-значимых мероприятий – важная, но не слишком хорошо освящённая часть городской жизни, которую должно обогащать культурными связями и общим контекстом, искать пути взаимодействия и обоюдную пользу.

 

Рубрикатор: #мойоренбург_орен1 #интервью_орен1 #свойконтент_орен1

Автор: Авреон Альбин

Читайте также: