Время пировъ и скорбей

7 лет назад | 17
Время пировъ и скорбей

Старый трафаретъ поставилъ за правило въ день 1 января, число интересное лишь для астрономовъ и космографовъ, требовать подведенія итоговъ изжитаго, которые помогли бы намъ пристальнѣй вглядѣться въ перспективы грядущаго. Что можно сказать о годѣ уходящемъ? Годъ, въ которомъ высшей мудростью и правиломъ жизни считалась братская поножовщина, онъ былъ Голгоѳой для однихъ, Іудиной кассой для другихъ, оставивъ для третьихъ лишь роль нейтральныхъ Пилатовъ, умывающихъ руки. Въ нашей же приграничной губерніи, далекой отъ высокихъ матерій, кипѣли свои страсти, пусть помельче столичныхъ, но тоже весьма прелюбопытныя. Окинемъ же взоромъ то, о чёмъ судачили губернскія сплетницы въ уходящемъ, 1914 году.

Въ сентябрѣ повелѣніемъ Государя Императора въ губерніи была затѣяна забава на англійскій манеръ, именуемая плебисцитомъ. Мѣщане приходили въ потѣшныя комиссіи, гдѣ, якобы, можно было отдать свой голосъ за генералъ-губернатора. Разумѣется, представить, что столь высокая должность была бы замещаема посредствомъ подобныхъ забавъ, рѣшительно невозможно. Однако купечество, мѣщанство и прочія сословія включились въ игру съ интересомъ, ибо иныхъ развлеченій въ нашей глуши сыскать трудновато. Столичные длинные языки повѣдали, что Императоръ долго смѣялся, когда узналъ, что на должность генералъ-губернатора былъ «избранъ» господинъ Бергсонъ, и такъ получившій назначеніе высочайшимъ повелѣніемъ. Въ любомъ случаѣ, сей видъ досуга куда респектабельнѣй, чѣмъ, напримѣръ, кулачные поединки.

Тѣмъ не менѣе, подобный поединокъ не преминулъ случиться, и не гдѣ-нибудь въ трактирѣ, что было бы вполнѣ понятнымъ, а въ одномъ изъ зданій городской управы! Въ ноябрѣ въ нашъ городокъ нагрянули репортеры столичнаго бульварнаго листка «Новыя торговыя вѣдомости», извѣстные своимъ сребролюбіемъ, но при этомъ мостящіе свой путь благими намѣреніями. На сей разъ, озаботившись горькой долей сироты Ксеніи, щелкоперы нагрянули въ кабинетъ члена городской управы господина Макеевского, вѣдающаго всевозможными жилыми строеніями. Незваные гости не были освѣдомлены, что господинъ Макеевскій извѣстенъ въ губерніи какъ атлетъ-гиревикъ, ученикъ Ивана Поддубного, вмѣстѣ съ которымъ недолгое время даже выступалъ въ малороссійскихъ шапито. Разумѣется, пара пріемовъ французской борьбы охладили пылъ не въ мѣру ретивыхъ супостатовъ. Впрочемъ, они впослѣдствіи всё же исхитрились устроить стычку съ околоточнымъ надзирателемъ въ городской управѣ и отбыли въ столицу вполнѣ удовлетворенные.

Досаднымъ сюрпризомъ для оренбуржцевъ стало повальное увлеченіе мѣстной молодежи новомодными самодвижущимися паровыми бричками, кои въ изобиліи появились на мостовыхъ губернскаго города. Не нужно быть мыслителемъ уровня Аристотеля, чтобы понять, что наши мостовыя не каждый конный экипажъ преодолѣть способенъ, чего ужъ говорить о гремящихъ монструозусахъ изъ будущаго. Городской голова господинъ Арапчеевъ, извѣстный умѣніемъ заглянуть въ завтрашній день, всё же повелѣлъ ассигновать средства на ремонтъ центральныхъ магистралей, дабы приспособить оныя для паровыхъ новинокъ. Однако извѣстные своимъ головотяпствомъ ухари-подрядчики предпочли въ ненастные осенніе дни кутить по кабакамъ, нежели корпѣть надъ постылыми мостовыми. Отсюда неутѣшительный итогъ: желѣзныя брички часто сталкивались и переворачивались, вызывая ужасъ у зѣвакъ и смѣхъ у извозчиковъ конныхъ экипажей.

Немалое безпокойство у горожанъ вызывали измѣненія, лицезрѣть которыя можно было, прогулявшись по центру Оренбурга. Особо фатальныя, онѣ произошли на Преображенской улицѣ: ликъ ея уже сейчасъ неузнаваемъ и продолжаетъ претерпѣвать дальнѣйшее искаженіе. Такъ, трехэтажное зданіе благотворительныхъ учрежденій съ родильнымъ пріютомъ и женской богадѣльней прирастетъ торговымъ домомъ господина Петровскаго, неподалеку возводитъ свои мануфактуры и господинъ Фадейчевъ. Думаемъ, адмиралъ Неплюевъ пришелъ бы въ гнѣвъ, доживи онъ до нашихъ временъ.

Но самое непріятное ждало губернскій людъ ближе къ концу года. Изъ-за козней австро-венгерскихъ злопыхателей торговыя дѣла во всей Россійской Имперіи, до сей поры вродѣ бы являвшія образецъ процвѣтанія, низверглись въ пучину хаоса, а вслѣдъ за ними въ торговыхъ рядахъ началось форменное безчинство. Такъ, въ бакалеѣ купца Пикальского цѣна бисквитовъ достигла 90 копеекъ за фунтъ, а фунтъ рису и вовсе вздорожалъ вдвое. Впрочемъ, къ чести подданныхъ Его Величества слѣдуетъ отмѣтить, что они не унываютъ и ни въ коей мѣрѣ не раздѣляютъ революціонныхъ настроеній, которыя, случись подобная торговая оказія, напримѣръ, въ С.а.С.ш., давно привели бы къ смутѣ или бунту!

Вмѣсто этого оренбуржцы готовятся къ встрѣчѣ новаго 1915 года, на оставшіеся средства скупая въ торговыхъ рядахъ всё, что можетъ украсить ихъ праздничный столъ. А темъ, у кого средствъ не осталось вовсе, всегда поможетъ Общество взаимнаго кредита.

Читайте также: