28.11.2018 Наталия Трубачева Мэр от губера

Оренбургская область, долго бывшая «тихой гаванью» или, скорее, своеобразным тихим омутом для чиновников, в последнее время попала во внимание центра и сотрясается громкими коррупционными скандалами: уголовное дело против министра сельского хозяйства, обыски у министра образования,...

01.09.2018 Иван Бровкин Разочарования. О минувшем кинофестивале «Восток&Запад. Классика и Авангард»

Это натуральная жестокая сказка в стиле братьев Гримм или Андерсена, только не тех, причесанных и приглаженных, которые существуют в адаптированных переводах, а в стиле их настоящих, оригинальных текстов, наполненных неприкрытым садизмом.  


09.05.2015 / 11:29

От победы до победы

«К 70-летию мая 1945-го ты, государство, само себя перепрыгнуло, сделав с помощью подручного телевидения одним из главных олицетворений Победы группу на иностранных мотоциклах в черной коже, которые непрошенными отправились по Европе утверждать победы русского оружия»

Это было почти десять лет назад.

Они стояли рядышком, в самом первом ряду пришедших с утра на площадь Ленина, лицом прямо к цепочке милицейского оцепления. Стояли с серьезными лицами, которые так естественны у наших стариков – даже на таких праздниках. На праздниках это особенно заметно.

Владимир Власьевич Пащенко, восьмидесяти трех лет, раненый в плечо 25 октября 1942 года под Сталинградом, бравший Харьков, кавалер ордена Отечественной Войны, двух медалей «За Отвагу», многих других наград, закончивший после войны два института, ветеринарный и юридический, но значительную часть своей жизни проработавший потом ревизором по нефтепродуктам – «потому что харьковский осколок в ноге не давал много разъезжать по деревням и селам, а в сельском хозяйстве – там ведь много ездить надо…»

И Рустам Садыкович Валеев, пятью годами младше, и по этой причине не попавший на фронт, зато попавший пятнадцатилетним пареньком на тепловозоремонтный завод, на «Красный партизан», и отпахавший там до Победы  - «а что я там, без профессии, мог особенного? Пошлют собрать или там разобрать бронепоезд – вот и все. Товарищ, как его… Каганович за этим строго следил…»

Стояли рядышком два оренбургских ветерана, бок о бок. Не держа ни цветов, ни шаров, ни флажков, не крича ни «ура!», ни «да здравствует!» ни «слава!», не аплодируя никаким выступлениям с трибун. Просто стояли – через 61 год после окончания войны, Великой Отечественной, и смотрели на власть, которая – тогда – глядела на них с постамента памятнику Ленина, отделенная двойной цепочкой милицейского оцепления.

 «А теперь, – раздалось из мегафона, – мы все… нас ждут… здесь, за Домом советов, автобусы…» Заиграл марш оркестр.

«Ты пойдешь? – спросил старший младшего. Младший выразительно постучал палочкой по асфальту: «Тяжело». «А я пойду», - сказал старший и шагнул вперед.

 

***

…А ведь когда-нибудь, – Господи, ведь скоро, ну, через десяток, ну через полтора! – этот день будет выглядеть по-другому. Он неизбежно будет выглядеть по-другому, и вот это-то самое трудное: представить, каким он тогда будет – 9 Мая, праздник Победы.

И, честно говоря, очень не хочется представлять. Потому что день, когда был сломан хребет фашизму, должен, обязан быть отмечен присутствием тех, чьими руками это было сделано. Без их тяжелых медалей, без их светлых лиц и все понимающих взглядов.

Всё они понимают.

И никакими парадами, никакими самыми проникновенными парадами их понимания не отменить.

И не скажут они, что на самом деле думают, да и не спросят их об этом. Наверное, слава Богу, что не спросят.

А парад… Да что там, нормальный парад. А вообще я больше смотрел всегда не на тех, кто проходил мимо импровизированных трибун близ всё того же памятника Ленину, а на тех, кто на них сидел. Хотелось запомнить получше.

Когда это будет, не знаю:

В краю белоногих берез

Победу девятого мая

Отпразднуют люди без слез.

Поднимут старинные марши

Армейские трубы страны,

И выедет к армии маршал,

Не видевший этой войны.

И мне не додуматься даже,

Какой там ударит салют,

Какие там сказки расскажут

И песни какие споют.

Но мы-то доподлинно знаем,

Нам знать довелось на роду,

Что было девятого мая

Весной в сорок пятом году.

Эти стихи написал героический человек – поэт-фронтовик Сергей Орлов. Танкист. Он горел в своем танке. И знает цену парадам, как знали её все фронтовики. Для всех них, собственно, был всего один парад Победы - 24 июня 1945 года.

И Георгиевская лента для них могла быть исключительно на колодке либо ордена Славы, либо медали «За победу над Германией».

Попробовал бы кто-то нацепить ее на себя незаслуженно.

 

***

А теперь государство с легкостью латает свои социальные прорехи георгиевскими ленточками. Вся страна сегодня поголовно – ну, 86% ее жителей - Георгиевские кавалеры. Встречаются даже полные кавалеры, всех четырех степеней!

Тебе бы, государство, не потемкинские деревни из парадов и прочих мероприятий, на телевизор рассчитанных, строить, а жильё для оставшихся стариков, и бесплатно, бесплатно! Чтобы не слышали мы от президентов из весны в весну – в последний раз вот совсем недавно, на какой-то опять из прямых линий, – «в ближайшие два года все ветераны будут обеспечены квартирами…»

От этих слов уже в горбачевские времена каждого вменяемого человека колотить начинало, а уж сейчас-то…

Но к 70-летию мая 1945-го ты, государство, само себя перепрыгнуло, сделав с помощью подручного телевидения одним из главных олицетворений Победы группу на иностранных мотоциклах в черной коже, которые непрошенными отправились по Европе утверждать победы русского оружия.

Под прикрытием, слава богу, не артиллерии с авиацией, а всего лишь российского МИДа – но тоже ведь не военный обоз, правда?

Их, конечно, никто не ждал и разрешений на въезд не давал – но несколько десятков  как-то прорвались в Грузию, мужественно выдержав обыск на границе в собственных косметичках. Само собой, обвешенные свидетельствами чужих подвигов – георгиевскими ленточками. Тогда грузинская женщина попросила их снять эти ленты – на ее земле, посчитала она, эти символы демонстрировать ни ко времени, ни к месту, да и не этим персонажам.

В ответ они разбили ее мобильный телефон. Еще одна славная победа русского оружия…

И вот такие приложения к собственным мотоциклам, имеющие в предшественниках бунтарей-байкеров, маргиналов и индивидуалистов, при стыдливой поддержке также все прекрасно понимающих дипломатов – это Ночные волки? Это ручные волки, ребята. Да и то это, пожалуй, комплимент.

Но вот такие нынче у России государственные победы.

От победы до победы Михаил Кугач "Возвращение"
  • 1636
Еще материалы этого автора:
Покровители, или Оренбург посыпался
Покровители, или Оренбург посыпался
2018-08-15 22:19:00

Вот такой у нас в Оренбурге произошёл один отдельно взятый случай. Все остальные строительные компании, само собой, прекрасно обходятся без покровительства. Разумеем – и без покровителей.

Заливная рыба восемнадцатой свежести
Заливная рыба восемнадцатой свежести
2018-06-09 21:45:00

Жители Оренбургской области отправили на прямую линию под две тысячи вопросов, обращений и просьб. В эфир программы ничего не попало

 

Сегодня вы ругались матом? Главные темы минувшей недели
Сегодня вы ругались матом? Главные темы минувшей недели
2018-05-26 23:18:00

А, делайте что хотите – лично я им благодарен. Нормальные люди при исполнении. Мы и не заметили, как это стало такой редкостью…

Цветы и поборы. Главные темы минувшей недели
Цветы и поборы. Главные темы минувшей недели
2018-05-20 16:05:00

Системности хочется уже, дорогие мои читающие эти строки. Структурности какой-нибудь. Ну сколько можно метаться от новости к новости, которые камнем уходят на дно памяти через двадцать минут. 

Аренда – за рубль!
Аренда – за рубль!
2017-11-14 13:27:00