Героини социального проекта «Я не герой, я женщина» о воспитании особенных детей, инклюзивности и выгорании

2 недели назад | 144
Героини социального проекта «Я не герой, я женщина» о воспитании особенных детей, инклюзивности и выгорании

18 марта прошла фотосессия, организованная Оксаной Лушниковой, для мам детей с особенностями развития. Проект «Я не герой, я женщина» своей целью ставит отвлечение женщин от их забот. Он служит напоминанием о том, что даже в очень непростых ситуациях женщина может оставаться собой. Эти женщины красивы, они веселятся и шутят, их жизни не состоят только из жертв, они счастливы. С несколькими из них мы поговорили и узнали немного об их жизни, а также о благоустройстве города и роли государства.

Виктория, бывший сотрудник соц. службы

— Виктория, вы считаете, что ваша жизнь отличается от жизни других людей?

— Может быть, побольше трудностей. И всё. Для каждого родителя свой ребёнок особенный. Из-за того, что есть какие-то ограничения, он для меня особенный в этом плане, в физическом. Для кого-то в психическом. Наверное, это несильно отличается от других родителей.

— Вам комфортно жить в Оренбурге?  

— Провокационный вопрос (смеётся). Если сравнивать с большими городами в плане реабилитации и лечения ребёнка, то нет. Но мне комфортно, потому что здесь мои близкие, которые помогают мне морально и физически. Помогают как-то поднимать своего ребёнка и, в принципе, жить.

— Что насчёт благоустройства города?

— Доступной среды у нас, к сожалению, мало, но так как сейчас всё развивается в этом плане, думаю, что в дальнейшем будет лучше и будет меня устраивать.

— А развитие есть?

— Ну…стало лучше. Если сравнить, что было 5 лет назад, скажем. Даже появляются центры для реабилитации детей. Пускай они частные, но это уже плюс. Если мы раньше ездили в другие города каждые 3 месяца, то сейчас я могу здесь реабилитировать своего ребёнка.

— Что скажете по поводу перемещения по городу, доступности посещения каких-либо мест? Возможно ли это?

— Мы выбираемся не так часто. Это зависит от конкретного родителя, хочет он с ребёнком выходить или нет. Есть социальное такси, которое могут бесплатно предоставить. Конечно, хотелось бы больше, чтобы выделялось не 3 поездки в неделю, а каждый день. Но есть нормативы, которые определяет государство. Может быть лучше, так скажем.

— Вы связываете своё будущее с Оренбургом?

— Да, наверное (смеётся). Если честно, я не задумываюсь так далеко. Живу сегодняшним днём.

— Государство играет большую роль в вашей жизни?

— Такие вопросы у вас…(смеётся). Наверное, да. Социальная помощь нам оказывается. Не так, как зарубежом или в больших городах России. Но она оказывается. Не так качественно. Нужно совершенствоваться. Конечно, не хочется сравнивать себя с Африкой. Мне кажется, хорошо у нас с помощью. Хотелось бы больше организаций. Если каждый будет помогать, их будет больше.

 

Оксана, домохозяйка

— Вы считаете, что ваша жизнь отличается от жизни других людей?

— Когда ребёнок особенный, она немножко, конечно, отличается. Всё время и внимание уходит ребёнку. На остальное не обращаешь внимание.

— Вам комфортно жить в Оренбурге?

— Мне комфортно, потому что город небольшой. Можно с дочкой поехать в тот же парк и быстро вернуться домой, если она вдруг запсихует. Всё близко, всё рядом. Мне комфортно здесь жить, потому что мои родители здесь, которые помогают.

— И вы связываете своё будущее с этим городом? Или не задумываетесь об этом?

— Да, мне проще здесь остаться. Мне муж говорит: «Надо уехать». Я говорю, что уеду, если возьму всех своих родственников с собой, чтобы помощь была (смеётся). Я не могу оставить ребёнка одного дома. У нас в городе проблема с нянями. Мы не можем вызвать няню, чтобы она посидела с ребёнком.

— Какая проблема с нянями?

— Есть частные, но ты же не всем доверишься… Их много, но не всегда они хорошие.

— Государство играет большую роль в вашей жизни?

— В каком плане?

— В плане социальных гарантий.

— Ну…наверное, да. Соцзащита помогает. Какие-то мероприятия для ребёнка организует. Есть центры реабилитации. В этом плане – да.

— Этого достаточно?

— Ну…маловато, конечно (смеётся). Хотелось бы больше мероприятий для ребёнка. Они 2-3 раза в квартал бывают. В плане развития моего ребёнка – нет. Мы занимаемся только в частных. Есть школа, но она ничего не даёт нам, потому что нет условий.

— Есть развитие в этом направлении?

— Мне кажется, всё останется на том же уровне. У них есть там какие-то нормы, по ним мы и живём. Ничего не будет меняться.

— Как дела обстоят с инклюзивностью?

— У нас в городе открыли один только класс в обычной общеобразовательной школе. Но они не пересекаются с другими, сидят в одном классе. Видятся с другими детьми только в столовой. Я знаю, что есть две школы, 13-ая и 20-ая, которые с особенными детками занимаются. Там не инклюзия, а просто коррекционные школы. Есть для слепых школа, есть для детей с ДЦП. Но мне кажется, для нашего города этого всё равно мало. У нас очень много детей, которые сидят на домашнем обучении. А домашнее обучение – это никакого обучения! И социализации нет. Если ребёнок чуть-чуть посложнее, его сразу отправляют на домашнее обучение. В школе должен быть сопровождающий, с этим у нас проблема. Больная тема. Сопровождающих и тьютеров именно в коррекционных школах у нас нет. Хочется отвезти ребёнка в школу, чтобы она, во-первых, занималась, сидела за партой, но её нужен тьютер. У нас нет в школе таких ставок, как говорит директор. Мы на домашнем обучении.

Аня, домохозяйка

— Вы считаете, что ваша жизнь отличается от жизни других людей?

— Считаю так, конечно. Не колоссально, но отличие, конечно, большое.

— Вам нравится жить в Оренбурге?

— Да, вполне.

— Вам нравится благоустройство города?

— Нравится! Что вы имеете в виду?

— Доступная среда.

— Ну…об этом я бы, наверное, подумала ещё.

— Получается, вы связываете свою жизнь с этим городом.

— Я не могу сказать, что я Оренбургом ограничена как-то. Я не загадываю. Думаю, перемены могут возникнуть в любое время. Живу сегодняшним днём.

— Государство играет большую роль в вашей жизни? В плане социальных гарантий.

— Честно говоря, я особо не рассчитываю на государство. Не такого, что я от него сильно завишу. Но за помощь спасибо (смеётся).

Елена, врач УЗИ

— Вы считаете, что ваша жизнь отличается от жизни других людей?

— Конечно.

— Вам комфортно жить в Оренбурге?

— В крупных городах создано больше условий.

— Вы связываете своё будущее с этим городом?

— Связываю, потому что понимаю, что мы не потянем другой город. В этом городе я имею определённый статус, могу заработать здесь деньги. У меня здесь есть жильё. Если бы я была в другом финансовом положении, я бы уехала. Например, в Москве или в Питере возможностей для моих детей в будущем будет больше.

— Государство играет большую роль в вашей жизни?

— Государство вообще играет большую роль в жизни любого человека, потому что мы живём в этом государстве. В плане социальных гарантий я думаю, что могло быть намного лучше. Их не хватает. Они есть, но лишь на бумаге. По факту государственная поддержка минимальна. Мы не можем получить ежедневную квалифицированную помощь. У деток с особенностями развития реабилитация ежедневная. Нельзя отправить ребёнка на 3 недели в лагерь летом, чтобы он отдохнул и приехал здоровый. Пойти ребёнку заниматься спортом – проблема. У нас очень мало организаций, которые принимали бы детей-инвалидов. Благодаря мамам Центр бокса выделил один час в неделю, когда мы можем прийти. Ребёнок с аутизмом не может сам в 14 лет зайти в мужскую раздевалку, раздеться, помыться, надеть сухое бельё. Поэтому мы либо должны привести его в женскую раздевалку, а там будут другие женщины! Это та сторона, которую видим мы. Когда говорят, что дети с аутизмом умные…умные конечно, но несоциализированные. У меня 2 ребёнка. Если бы у меня не было поддержки моей свекрови и её родственницы, я бы не смогла работать. Для женщины с особенным ребёнком работа – это очень важно. Потому что когда она варится в этой каше 24 часа, она выгорает… Она где-то в душе будет ненавидеть ребёнка. Почему её жизнь такая? Она будет искать причины. Важно, чтобы были какие-нибудь центры государственной поддержки, когда можно будет хотя бы на 3 часа привести ребёнка и за ним там будут ухаживать. Нужно, чтобы мама сделала выдох, по магазинам походила, на людей посмотрела. Вот проблема. У нас всё так коряво. Психолог, который принимает 2 раза в месяц. Это очень мало. Ещё проблема – не принимает общество. Потому что другие родители говорят, что наши дети агрессивные. Но разве обычные дети неагрессивные? Наши дети никогда не научат вашего ребёнка пить, курить, употреблять наркотики, материться. Мой старший ребёнок пошёл в колледж для детей-инвалидов. С аутизмом он один в группе, остальные – с ДЦП. Первые полгода был невыносимый буллинг. Потому что он не такой. Его научили материться – он начал материться. Поэтому речь идёт не столько о помощи. Проблема в том, что эти дети видят только таких же, как они. Почти всем предлагается домашнее обучение. Они не знают, как дети в их возрасте общаются с другими людьми. Когда им будет 18, когда нас не будет, им куда идти? Только в интернат. Надо об этом думать. Инклюзивное образование? Да нет этого образования! Все дети отправляются на домашнее обучение. Мамам нужно быть более активными. Вот мы и пришли на эту съёмку, чтобы показать, что мы вообще есть, такой кластер. 

Команда проекта «Я не герой, я женщина»: автор идеи — Оксана Лушникова, фотограф — Светлана Фельдман, макияж — Асель Зуркеева, прически — Лилия Швецова. 

 

Рубрикатор: #мойоренбург_орен1 #интервью_орен1 #свойконтент_орен1

Автор: Данил Ведениктов

Читайте также: