Обрести свой взгляд. Оренбургские фотографы о своей профессии

3 месяца назад
Обрести свой взгляд. Оренбургские фотографы о своей профессии

19 августа, в православный праздник Преображения Господня, отмечают и Всемирный день фотографии. Официально отсчет ведется с 1839 года, когда француз Луи Дагер открыл метод получения отпечатка изображения, названный в его честь «дагерротипом».

 

Коммерция или искусство?

 

Через два года после этого английский аристократ и ученый Уильям Генри Фокс Тальбот запатентовал метод негативно-позитивной технологии. Он был назван «калотипия», что в переводе с греческого означает красивый отпечаток. За два столетия каждый фотомастер старался отобразить свое видение красоты. Именно в этом – индивидуальности и глубине личности человека с фотоаппаратом – и заключено главное условие удачных кадров, считают профессионалы.

Коммерсанты 19 века сразу же поняли всю выгоду нового изобретения и поставили фотографию и производство аппаратов на поток. Фото на память, событийное, портретное и даже порнографическое пользовалось спросом и у обывателей, и у знатных особ. Роджер Фентон стал первым военным фотографом, запечатлевшим Крымскую войну 1855 года. Хотя приходилось ему порой туговато, ведь все оборудование было очень громоздким, размещалось на двух телегах. Но все-таки главное – тесная связь фото и изобразительного искусства – до сих пор не дает превратить его в ремесло. Уже через десятилетие после изобретения солнечных отпечатков француз Гюстав ле Гре сказал, что фотография «вместо того, чтобы подпасть под власть индустрии и коммерции» должна быть включена в число искусств, «это ее единственно достойное место».

За двести лет не раз менялись направления, модные веяния, названия: модернизм, пикториализм, прямая фотография, сюрреализм, нестандартные техники, документальная, уличная, социальная, пропагандистская фотография… На смену первым громоздким аппаратам пришли любительские бокс-камеры «Кодак» (1888) и «Лейки» (1925). Да, да, рекламный слоган «Кодак»: «Вы нажимаете на кнопку, мы делаем все остальное» появился не в девяностые вместе с мыльницами, а 120 лет назад. И даже первый папарацци или как его называли «король бесцеремонности» – немецкий фотожурналист Эрих Саломон – стал известен сто лет назад. Но до сих пор ценно не техническое мастерство снимка, а авторская подача, мировосприятие человека с объективом.

 

Ручная работа

 

Для известного оренбургского (хотя вряд ли можно так выпускника МГУ, видевшего мастер-классы известных мировых мастеров) фотографа Владимира Соколова фотография навсегда осталась магией, алхимией. Владимир Борисович подробно рассказал, как работали фотолюбители советского времени, в своей книге «Долгий запах черемухи». Владение технологией печати, собственные рецепты растворов для проявления – это был своего рода советский алхимический творческий и порой совершенно непредсказуемый фотошоп. А нынешний бурный расцвет технологий обработки начисто убил творчество, считает он.

Шестидесятые-семидесятые – это были годы взлета творческого фото во всем мире и в России. Популярностью пользуются детские студии.

«Моей школой фотографии стал детский фотокружок при местном ЖЭКе, которым руководил простой токарь с Череповецкого металлургического завода Владимир Васильевич Обухов. И это был мой главный счастливый билет в жизни. Потому что у этого человека, работавшего с детьми после утомительных смен на заводе по вечерам, вместо отдыха, был самый настоящий божий дар. Он умел открывать в людях таланты, зажигать их, как никто другой.

Обухов не показывал доступную и очевидную красоту природы. Он снимал пелену обыденного с глаз, и нюансы света и композиции в самом банальном сюжете создавали неожиданные ценности и смыслы».

Владимир Соколоа из книги «Долгий запах черемухи»

С появлением цветных фотографий Кодака дворовые клубы приказали долго жить. Начался новый отсчет бизнес-технологий.

– Рынок фотодела нацелен на потребительство: еще более совершенных аппаратов, аксессуаров, программ и технологий обработки, – уверен Соколов. – Мы стали невольными участниками гонки за техническим совершенством, поддаемся умелому маркетингу, убеждающему, что без этого сегодня «совсем никак и никуда». Человек и не понимает до конца, зачем ему это нужно, но не может остановиться. Ценность фото теперь измеряется его обработкой, при этом может быть совершенно не важно, что собственно ты снял. Исчезли индивидуальность, неповторимость творчества, фотография перестала быть инструментом донесения мышления мастера. Все ушло в модный бизнес, фотограф стал потребителем технологий. А глубина, творчество зависят прежде всего от глубины культурного уровня самого человека. То есть это безвкусица фотопотребительства – результат общего бескультурия.

На своих уроках школы фотоискусства Соколов объяснял ученикам, что вдохновение и идеи для творчества необходимо черпать в лучшем: музыке, поэзии, изобразительном искусстве. Скажем, прежде чем попробовать сделать осенний снимок, прочитать рассказ Паустовского «Желтый свет». Ученики учились воплощать художественные идеи, а не компьютерные технологии.

Фотоагентство «Магнум», Йозеф Судек, Картье-Брессон, Хельмут Ньютонт – за рубежом, в нашей стране Сергей Васильев, Владимир Лангранж, Лев Бородулин. Анатолий Болдин, Борис Смелов, Вячеслав Тарновецкий, Борис Савельев, Георгий Колосов, а в Оренбурге – Борис Ярцев, Олег Грачев, Валерий Гуньков, Александр Исковский, Александр Мирзаханов, Виталий Втюрин и многие другие. Кто на новенького?

 

Слово мастерам

– В фотографию я пришел через стихи, которые начал писать еще в школе. Захотелось, чтобы ощущения воплощались визуально. Собственно этим делом до сих пор и занимаюсь – визуализирую ощущения, эмоции, настроение, потому что просто констатация события невыносимо скучно, — говорит фотожурналист Олег Рукавицын.

– Моим наставником был известный оренбургский фотожурналист Владимир Соколов, который спустя два месяца моей работы бросил меня в горнило редакционной жизни, дав удостоверения и уйдя в отпуск. Это были школьные каникулы. Спотыкаясь и лажая через раз, я приступил.

На самом деле, все в глазах смотрящего, красота в том числе. Народ сейчас заточен на зарабатывание денег при помощи техники. Изучает приемы, покупает аппаратуру, светосильную оптику. Копирует увиденное в интернете. О наполнении при этом забывает напрочь. Фотограф формируется из многих пластов: живопись, поэзия, проза, хорошая музыка. Когда человек, словно сосуд, этим наполняется, когда ему есть что сказать, когда появляются настроение, изобразительные образы, метафоры, символы, наконец, – тогда только и почувствуется взгляд. И его на снимке увидит даже непосвященный.

Условно говоря, ты можешь сказать, что фотосеты за деньги, и даже снимешь модель возле «пламенеющей рябины» с боке, но то что у модели глаза как у Мадонны, ты не заметишь, как и то, что ей в данный момент грустно. А ведь это все меняет! Как выразить, как передать ощущения, эмоции, да если хотите – стихи – это уже другой вопрос. Вот тут включается техника, свет природный или искусственный. Мне вот уже все равно, я могу скорбь передать в яркий солнечный летний день, а радость – в пасмурный. Такой вот оксюморон.

В газетных съемках главное не терять энергии и стараться идти до конца. Не скрою, случаются спады – человек не машина. Но тут нужна планка, ниже которой ты не сделаешь. И у каждого она своя.

Селфи – это ода человеческому эгоизму. Но даже в этом жанре нужно стараться. Люди, не склонные развиваться, в халтуре так и останутся, впрочем, бытовой съемки по типу «сделайте нам красиво» никто не отменял. Но человечество уже так наелось фотошопом. Итог – взгляд, единственный, твой собственный, то, к чему нужно стремиться. А разве это относится только к фотографии?

 

«… иллюстрации к ощущениям. Наверное, это то, вокруг чего крутится настоящее искусство, живопись, литература, музыка. Ведь люди, достигшие в этом хоть чего-то, не просто работали, не просто откликались на пожелания: «Сделайте нам красиво», хотя случалось и такое. Они прикасались к каким-то тонким настройкам, что близки многим, может сами того не зная. И дай-то бог сделать что-то такое, что спустя время вызывает отклик хотя бы в тебе самом. Ну, а уж если у окружающих….А эмоции, они придут, не могут не прийти. От картинки, музыки или слов, что сту­чатся к тебе поздней ночью каплями еще одного дождя».

Олег Рукавицын «Осколки»

– Фотография – мое первое увлечение, после армии работал редактором рекламного агентства «Волна», готовил сюжеты на телевидении, некоторые шли на стопкадры в местные газеты. В 60-70 годы в газете «Южный Урал» работал мастер психологического портрета фотокор Геннадий Быков. Балагур и весельчак, он быстро и легко находил общий язык с незнакомыми людьми, на его снимках даже с партийных собраний у героев были живые теплые глаза. Хотя репортеру не позавидуешь, главное в этой каждодневной поденщине эмоционально сохранить себя, говорит Вадим Шевченко, ветеран журналистики, издатель.

– Фотография, прежде всего, – это внутренний договор со временем, своего рода памятник эпохе. Фотоискусство пережило несколько кризисов. Мастера стали терять заказы с приходом мыльниц и полароидов в девяностые, ведь обывателю казалось, что этого вполне достаточно. Теперь, с наплывом айфонов, вновь каждый тыкающий на кнопочку, чувствует себя фотографом. Большинство современных фотографов научились себя с шиком презентовать, продвигать, а вот фотографировать – нет. Соглашусь, что камеры в некоторых телефонах неплохие, позволяют при необходимости сделать документальные снимки, записать видео. Но художественных задач они не решают. Появление этого так называемого жанра «народной журналистики» – снимков и видео с телефона – говорит и о кризисе официальных СМИ, комплиментарности, недоверии людей к тому, что в большинстве своем пишут и вещают.

Вновь продолжается и спор о том, что выбрать: пленку или цифру? Многие возвращаются к пленочной фотографии, так как она более пластична. Так работают режиссеры Юрий Кара, Владимир Бортко, оператор Максим Осадчий.

Художественный взгляд на мир не умрет, равно как картины, театр, музыка. Фотография должна вызывать эмоциональный отклик у людей. В советское время в Чехословакии были даже факультативные занятия по фотографии, желающие поступали в профтехучилища на фотомастера, а после – наиболее одаренным были открыты двери фотоакадемии. Те мастера были известны на весь мир. Каждый выпускник академии готовил дипломную работу по творчеству одного выдающегося чешского фотографа, таким образом у них скопилось целая библиотека о фотонаследии страны. Помню, иконой для многих был журнал «Чешское фото», мы выписывали его, мгновенно расхватывали в киосках «Союзпечати».

 

Рубрикатор: #подробности_орен1
Автор: Екатерина Илигенова
Фото: Виталий Втюрин, Владимиа Соколов, Олег Грачев
Редактор: Нурия Инюцина

Читайте также: