Градостроительный коллапс — кому он нужен?

7 лет назад | 24
Градостроительный коллапс — кому он нужен?
Текст: Александр Агафонов, Заслуженный архитектор  Российской Федерации, главный архитектор Оренбурга 1980-1990 гг.
Фотографии: Дмитрий Урбанович
ПРОЕЗЖАЯ ПО УЛИЦАМ ГОРОДА, ЧАСТО ЗАДАЮ СЕБЕ ВОПРОС: «Почему в последние годы ведется такое строительство? Оно совершенно непонятное, не поддается логике, здравому смыслу! Высотные жилые дома в 16-20 этажей возникают в самых неожиданных местах, будь то одноэтажный частный сектор, промышленная или складская зона, улица, предназначенная для расширения с целью пропуска транспорта и т.д. 
Совершенно ненормально, что у жильцов этих домов не будет двора, детских площадок, площадок отдыха, озеленения и автопарковок. Почему это не беспокоит ни городские власти, ни застройщиков? Неужели важны только квадратные метры, их высокая цена и прибыль. 
Может, дело в слабости законодательной базы? Да, Градостроительный кодекс Российской Федерации 2004 года откровенно слаб, скорее  всего, это юридический, а не градостроительный документ. Но ведь никто не отменяет право обладателя квартиры на проживание в благоприятной среде, где неотъемлемы еще детские сады и школы.
Часто вспоминаю рассмотрение Генерального плана Оренбурга 1985 года. Как главный архитектор города я несколько  раз с председателем горисполкома Ю.Д. Гаранькиным ездил в Госстрой на его рассмотрение. Впечатление незабываемое: академики, доктора наук, специалисты по транспорту, ландшафтной архитектуре, энергетике, представители министерств скрупулезно вносили поправки.
После согласования в министерствах Генеральный план был утвержден на заседании правительства РСФСР. Сбалансированность всех составляющих не позволяла менять одну из них, да и вообще менять что-либо по своему усмотрению город не мог без разрешения Госстроя. Все это поддерживало строгую градостроительную дисциплину в гармоничном развитии города. Комплексно строились микрорайоны с жилыми домами, школами и детскими садами, развивалась транспортная сеть. 
В отличие от государственного подхода к развитию и строительству городов в СССР – увы, сегодня всё иначе.
***
НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩИЙ ГЕНПЛАН НЕ РАССМАТРИВАЛСЯ ни в Госстрое, ни на заседании правительства, тем более в министерствах. Заказчик его — город Оренбург, так что рассматривался он только на заседании городского Совета. Возникает закономерный вопрос: как могут депутаты, не обладая элементарными знаниями градостроения, транспорта и ландшафтной архитектуры, без привлечения специалистов рассматривать такой  серьезный, определяющий развитие города документ, который станет влиять на жизнедеятельность  будущих поколений? 
Правительство отказалось от участия государства в разработке генпланов городов и поселений, всю ответственность переложив на власти местных уровней, городские и поселковые Советы. Видимо, государственной власти не интересно гармоничное развитие российских городов. Дикость? Да! Но это –сегодняшняя реальность.
Я был участником международной конференции «Евразийский экополис. Инновации в архитектуре и градостроительстве», где выступил с докладом «О реконструкции  и сохранении исторических городов». После выступления китайского делегата я задал ему (как мне показалось по его ответу) «глупый вопрос»: «На каком уровне у вас рассматривается и утверждается Генеральный план города?» И услышал ожидаемое: «На уровне правительства!»  Да и как может быть иначе, если страной управляют государственники, которым есть дело до гармоничного развития городов. 
В современной России, к сожалению, не так! Утверждение генпланов на местном уровне, для начала, совсем не означает его выполнение! Сами утвердили, сами и изменить можем! Никто нам не указ! Отсюда и странности со строительством многих жилых домов в разных частях города.
***
 В 70-Х ГОДАХ ПРОШЛОГО ВЕКА, начиная застройку ул. Чкалова, группа архитекторов города Оренбурга проработала от ул. Маршала Жукова (бывш. ул. Выставочная) до проспекта Гагарина, в макете  всю застройку по красной линии. Была определена конфигурация зданий, разрывы между ними, определялись видовые точки и расставлены акценты (высотки). К сожалению, высотное строительство тогда отставало, и некоторые места оставались не застроенными, например, угол ул. Чкалова и Кима и 7-ой микрорайон на фоне дома №70. 
В этих местах должны быть на фоне девятиэтажек по три высотки, создавая определенный ритм. К сожалению, на ул. Чкалова — Кима вырос один длинный высотный дом. Ритм нарушен. Такая же участь, видимо, ждет пространство перед домом №70. Такая же судьба постигла и три шестнадцатиэтажки на пересечении ул. Конституции и ул. Березка – их закрыли протяженным высотным домом, более того, не подумали о расширении улиц и возможности устройства путепровода в 2-х уровнях.
А стадион «Трудовые резервы»: ну как его-то могли отдать под застройку? Что, по мнению городских властей, дети и молодежь не должны заниматься спортом? Или для них норма — курить, пить пиво, водку  и употреблять наркотики? Сейчас даже федеральные власти начали говорить о массовом спорте, как это было в СССР. Но ранее такая плачевная участь постигла и стадион «Локомотив»! Его отдали под рынок, а точнее, по выражению В.С. Черномырдина, «базар». А ведь по генеральному плану там не «базар» а стадион.
Примеров абсурда в градостроении Оренбурга очень много! Это высотка по ул. Аксакова на её пересечении с ул. Степана Разина, которая неожиданно выросла среди одноэтажных частных домов. Соотношение высоты  – один к двадцати. Строятся такие же в районе фабрики пуховых платков, по ул. Туркестанской в районе торгового центра «Три кита», по пр. Победы в промышленной зоне, в районе завода «Инвертор». 
Построенный на месте сквера по ул. Краснознаменной между улицами 8 Марта и ул. Маршала Жукова жилой дом «вылез» почти до асфальтового покрытия дороги, что в дальнейшем будет мешать её  расширению. То же самое можно сказать и о пристрое к магазину «Восход» по ул. Восьмого Марта. Торговый центр выходит за линию застройки и также в будущем станет мешать расширению проезжей части.
***
НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ТОМУ НАЗАД В ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ БУЛЬВАРА им. Пушкина (бывшая Беловка) был восстановлен Введенский собор, построенный в 1756 году. Этот памятник истории  гармонично вписался в сохранившиеся исторические здания Набережной на высоком правом берегу Урала, создав неповторимый красивый силуэт. 
Странное дело, но одному бывшему высокопоставленному чиновнику городской администрации такая архитектура не понравилась. Решив её поправить, он купил на углу ул. 9 января и Набережной ветхое одноэтажное строение, якобы для своих нужд. Далее события развивались как в дешевом криминальном детективе. Выждав время и решив, что о домишке все забыли, он начал действовать. Известными только ему путями, не прописанными в законе, его фирма переоформила земельный  участок под снесенном к этому времени домом с аренды в собственность.  Ну, а коли земля в собственности, можно построить многоэтажное жилое здание и дороже продать квартиры. Ведь это – центр!
Грубо нарушены охранные законы о памятниках, закон Российской Федерации «Об объектах культурного наследия», где в одной из глав слово в слово взяты основные принципы и цели из Международной хартии по охране исторических  городов (Вашингтон, 1987 г.), ЮНЕСКО «… Ценности, которые подлежат охране — это исторический характер города и совокупность материальных и художественных элементов, определяющих его образ… определенной своей структурой, объемом, стилем, масштабом, материалами, цветом и декоративными элементами…». 
По охранным законам от памятников вообще запрещено строительство зданий выше 4-х этажей!
Справедливости ради, надо сказать, что и городская администрация, и государственный уполномоченный орган по охране культурного наследия – Министерство культуры пытались  помешать бывшему чиновнику сотворить зло. Прокуратура приложила свои усилия. Но, к сожалению, высокое должностное лицо области встало на сторону нарушителя. И так называемое дело о незаконном  строительстве прекратили. 
На уголовном языке, нарушение закона – преступление. Есть потерпевшие: это исторический центр, который грубо искажают, это 530 тысяч жителей, которых  лишают исторической среды. Но виновного, как в современной России часто бывает, опять нет!
(Окончание следует)
 
КОРОТКАЯ СПРАВКА
Агафонов Александр Иванович, Главный архитектор Оренбурга с 1980 по 1990 годы.
Родился 16 ноября1936 года в поселке Новосергиевка Оренбургской области. Окончил архитектурный факультет Целиноградского сельхозинститута (1975). 
По его проектам построен кардиологический корпус областной клинической больницы (1980), созданы памятный комплекс «Вечный огонь» по пр. Победы (вместе со скульптором Н. Ишмухамедовым, художником А. Прытковым), памятник Юрию Гагарину (вместе со скульптором Ю. Черновым и архитектором Г. Исаковичем), памятник Л.Н. Толстому (вместе с Ю. Черновым) и другие.
Возглавлял Оренбургское региональное отделение Всероссийской общественной организации «Союз архитекторов России», впоследствии – ООО «Архитектурно-конструкторская фирма».
Почетное звание «Заслуженный архитектор Российской Федерации» присвоено 19 января 2012 года за заслуги в области архитектуры и многолетнюю плодотворную работу.

Читайте также: