Блог-десант сквозной

01.09.2018 Иван Бровкин Разочарования. О минувшем кинофестивале «Восток&Запад. Классика и Авангард»

Это натуральная жестокая сказка в стиле братьев Гримм или Андерсена, только не тех, причесанных и приглаженных, которые существуют в адаптированных переводах, а в стиле их настоящих, оригинальных текстов, наполненных неприкрытым садизмом.  

23.08.2018 Иван Бровкин Кто сплел параллели? О грядущем кинофестивале «Восток&Запад. Классика и Авангард»

Конечно, хотелось бы посмотреть как можно больше кинолент, но, судя по опубликованному графику показа - это не удастся. Опять странные наслоения, неудобное время, отсутствие повторов некоторых фильмов в «Соколе» и т. п.



09.03.2017 / 17:00

О чем Евгений Арапов говорил с блоггерами. Читайте стенограмму встречи

О чем Евгений Арапов говорил с блоггерами. Читайте стенограмму встречи

17 февраля глава Оренбурга Евгений Арапов встретился с местными блоггерами. Темой беседы стала урбанистика. О том, что обсуждали участники встречи, читайте в материале Орен1.

Видео: Владимир Жидов
 

Виталий Койрах: О городских проблемах хочется говорить не как о проблемах, а как о возможностях, т.е. не что плохого было в прошлом, что неудобного и неуютного есть сейчас. Поговорить хотелось бы о том, каким мы все вместе видим Оренбург в будущем. Мы пришли к такому слову, как урбанистика. Тема нашей встречи – что такое урбанистика. Если все по нашей задумке пройдет хорошо и правильно, то к концу мероприятия какие-то ответы появятся на этом листочке и у нас в головах. Еще хотелось бы, чтобы эта встреча была действительно встречей. Это не шоу и не концерт одного человека, а это обмен мнениями, где любой человек имеет право на свое слово. Мы обязательно каждого послушаем. Еще хотелось бы, чтобы, как и любая деловая встреча, сегодняшняя привела к какому-либо результату. Не просто поговорили и разошлись, а, чтобы в конце обязательно был понятный всем дальнейший план действий. Я свое вступление закончил. Если можно, Евгений Сергеевич, пару слов, как вы видите цель этого мероприятия и какие у вас ожидания?

Евгений Арапов: Здравствуйте всем, кому я не смог протянуть руку. Я рад вас всех видеть сегодня, я даже успел переодеться, благо у меня в кабинете джинсы есть. После фракции Единой России я сразу пошел к вам. Я хотел бы представить еще некоторых коллег, людей, которые работают в городе, которые руководят и владеют определенным бизнесом. Они так или иначе связаны с жизнью города, в чем-то помогают нам, в чем-то мы им помогаем. Эти люди являются товаропроизводителями, теми, кто непосредственно производит продукт. Кстати, многие из них участвуют в различных мероприятиях общественного и делового формата. Виктор Железнов занимается мясным производством, приступил к серьезному проекту, уже есть первые плоды этого снаружи типичного комбината в Кушкулях. Я за это вам благодарен. Александр Геннадьевич Гончаров, компания «Профметалл». Этим, наверное, все сказано. Денис Викторович Гончаров, компания «Пластик». Сергей Васильевич Фролов, компания «Орензнак». Вот, наверное, все. Еще плюс Ольга Лопатинская, наверное, вы ее знаете. Она временно работает-не работает, по крайней мере со мной сейчас. Татьяна Тимченко – тот, кто сейчас занимается СМИ, и ребята с нашего управления, РИАД и все.

Виталий Койрах: Можно я тоже представлю блоггеров. Только я короче это сделаю: они все разные, но их объединяет то, что они сюда пришли. Они откликнулись на эту повестку, им интересно не только критиковать отдельные проблемы: где урна не там поставлена, где скамейки не хватает. Им интересно, как и нам с Вами, надеюсь, смотреть на город более системно. Что еще Вы можете нам сказать? Какие у Вас ожидания от этой встречи?

Евгений Арапов: Ожидания какие? Я думаю, что, так или иначе, я узнаю для себя что-то новое и интересное. Мы все собрались для того, чтобы поговорить, что такое урбанистика городского пространства. Тема, на первый взгляд, может быть легкая, но я думаю, что она достаточно сложная. Потому что, кроме того, что на виду, есть какие-то подводные течения, есть экономические реалии. Но любой совет, любое выработанное решение здесь, я думаю, будет полезно не только нам, но и всем горожанам.

Виталий Койрах: Для того, чтобы мы дальше понимали, о чем говорим, мы открыли википедию, скопировали текст, что такое урбанистика, и я вам сейчас его зачитаю. «Урбанистика – это наука. Она посвящена развитию различных городских систем: транспортной, пешеходной, экологии, здравоохранения и других. Самое главное – взаимодействие этих систем между собой и с жителями города. Современная урбанистика занимается тремя направлениями: внешняя форма города (ген. план, зонирования и т.д.), городская инфраструктура (транспортные сети, экономика города) и социальная жизнь города. Самое главное в урбанистике – ее цель, ее миссия – комфорт горожан. Урбанистика занимается городской средой для того, чтобы горожанам было комфортно». Это то понимание, которое я их этих текстов вынес. Мы это озвучили, из этого дальше исходим, но постараемся слово урбанистика тысячу раз не повторять. У нас есть очень интересные видео приветы от тех, кто настолько далеко, что не успели бы прийти. От наших бывших оренбуржцев, которые в других городах и странах и они близки к теме урбанистики. Их взгляд интересен. Но чтобы добраться до видео, у меня есть последний вступительный момент, если позволите, микроинтервью. Что такое урбанистика – прозвучало. Как в Оренбурге вы видите, она действительно может какие-то наши конкретные проблемы решить или это просто модное слово, которым можно, наоборот, внимание от этих проблем отвлекать? Какой Ваш взгляд на это?

Евгений Арапов: Я думаю, что надо лучше привлекать внимание к этим проблемам. За последние 20 лет требования наших горожан и россиян к городскому пространству очень изменились. Если раньше было достаточно просто спортивной дорожки, где-то прогуляться, то сейчас психология стала совершенно другой. Я этому искренне рад, так как ранее были притягательны кафешки летние. Сейчас же мы приходим к другому. Мы переходим к активному образу жизни, к спорту. Причем это не надуманные вещи, это действительно так. Сегодня стали более востребованы места активного семейного отдыха, ярким примером является Зауральная роща. Мы может не являемся примером создания отличных условий, но радует то, что туда приходят наши горожане, достаточно активно занимаются. Я увидел, что кто-то пытается биатлоном заниматься, что меня поразило. Из этих наблюдений выстраиваются планы, которые обязательно должны реализоваться в реальные проекты.

Виталий Койрах: Получается, что 10-15 лет назад урбанистика представляла собой дороги, канализации. Сейчас присутствуют такие понятия, как спорт, культура, комфорт.

Евгений Арапов: Я думаю, что 10-15 лет назад такого слова никто не знал, и потребность у населения была другой. Сейчас потребности изменились в лучшую сторону. Есть проект, район Красной площади, он сложился случайно из потребностей бизнеса, потребностей горожан и желания муниципалитета сделать что-то хорошее. Я помню, 2010-году, когда нужно было что-то создавать, но финансов не хватало. И тут подвернулся Александр Иванович Зеленцов с идеей продвижения благоустройства территории, которая окружает его жилые дома, социальные и коммерческие объекты. После этого получился замечательный парк Петра Великого, потом были памятник, фонтан, спуск и все объекты, которые есть на площадке, появились в последнее время. Далее появился центр бокса, стадион, которые тоже построены пополам. Затем, без юмора говорю, появился в туалет, надеюсь, он в ближайшее время заработает. При реализации проекты мы внутри себя думали, как бы завязать всю структуру во что-то единое. Вдалеке была набережная, которая должна быть востребована всеми, должны быть логическая цепочка выстроена. Любой проект по благоустройству хорош тогда, когда он является не тупиком, а проходным. Когда люди идут по своим делам или просто для того, чтобы заняться спортом, активным отдыхом. Мы подумали, как все это соединить. Спустя три года, к моей радости, я узнал, когда наш президент стал произносить слово урбанистика. Он стал в своей речи говорить, то мы должны сделать все, чтобы каждый горожанин в своём городе чувствовал себя комфортно и удобно. Сейчас я могу четко сказать, уже есть подтверждение, что сама набережная обновится. Первый этап в 2017 году - от спасательной станции, которая есть, до Черепановых. Далее в 2018-2019 годах – от спасательной станции до Красной площади. К 2019 году должна быть построена новая набережная.
Таким образом, у нас получится замечательной городское пространство, которые будет притягательно для всех возрастных групп.

Виталий Койрах: Это урбанистика или нет? В 2010 году вы занимались урбанистикой, не зная, что это такое. Это так или нет?

Евгений Арапов: У нас были замечательные плановые проекты в организации городского пространства. Но, когда мы сегодня говорим о городской урбанистике, нужно понимать, что она подразумевает не только локально на севере, востоке, а создание общей городской среды в целом. Общаясь со Стрелкой, мне говорят, что вы тоже имели такую возможность, я понимаю, что ребята мыслят масштабно. Они, наверное, учились на этой и работают в этой сфере не только в России. У них есть замечательные проекты, думаю, они сделают замечательный проект по набережной.

Виталий Койрах: Так получилось, что урбанистика в воздухе витает и я придумал такую интересную фразу: «Если мы не занимаемся урбанистикой, это не значит, что она не занимается нами». Когда мы обсуждали тему этого собрания в январе, на нас вышли представители этой Стрелки. Они проводят во многих городах России исследования.

Евгений Арапов: Теперь я понимаю, откуда они взяли всю информацию, за это вам огромное спасибо. Когда я с ними общался, там были такие цифры и факты. Я не понимал, откуда они это взяли.

Виталий Койрах: Они очень интересно подходят к исследованию городов. Они приезжают и приходят не к вам или в какой-то комитет по статистике. Они проводят очень глубинные интервью, 1,5-2 часа каждое со многими людьми. С такой интересной выборкой рабочих профессий, интеллигенции, чиновников. Каждого они спрашивают: «Что устраивает в городской среде?», «Что не устраивает?». И выявляют, что к одним и тем же объектам у одних людей положительное отношение, у других – отрицательное. Мы сделали с ними интервью на Орен1, интересна была их оценка Оренбурга: «Оренбург произвел на нас впечатление растущего и развивающегося города, который сейчас находится на стадии обновления и поиска актуальной локальной идентичности. Старые бренды перестают перекликаться с действительностью, новые пока не приживаются в сознании горожан». Ребята поработали здесь, уехал, мы долго допытывались до них, какой будет результат. Они потратили время и, очевидно, деньги, проводя это исследование. Что дальше мы увидим какое-то предложение по развитию города? Они на ничего толком не сказали. Может вы скажете, что они здесь делали и что будет дальше?

Евгений Арапов: Хочу отметить, что они поработали очень достойно. Со всей информацией, которую они до меня доносили, я согласен. Я вижу и понимаю, что они движутся в направлении того, чтобы сделать хребет города: начиная от ж/д вокзала, далее – парк железнодорожников. О нем я позже расскажу.

Виталий Койрах: Они проект предложат какой-то?

Евгений Арапов: Они предложат проект, первый этап – набережная. Нужна максимальная востребованность населения в реализации того или иного проекта. Благодаря вашей информации, они сошлись на том, что это должна быть набережная. Было большое совещание у губернатора и человек, который возглавляет этот проект от Стрелки. У Юрия Александровича точки над и были расставлены. Тем более, что изначально, года 1,5 назад мы с губернатором были на набережной просто вдвоем и он сказал: «Слушай, надо сделать набережную. Все-таки столица субъекта РФ, в нем должна быть достойная набережная, которая должна нравится всем, быть комфортной и уютной для всего населения. Не только города, но и области. После этого было совещание, решение было принято, документ за подписью губернатора ушел. По годам все расписано, в том числе, в том числе там и парк железнодорожников есть. Они должны появится в ближайшее время, коммерческих тайн выдавать не буду. Необходимо заняться концепцией проекта. Такое архитектурное решение они дадут, далее смета. Финансирование тоже определено.

Виталий Койрах: То есть будут предложения профессиональных урбанистов по конкретным местам города?

Евгений Арапов: Знаете, мы не стоим на месте, мы проводим различные вещи. Я сожалею, что мы не говорим вам, а вы должны бы подключаться. Сегодня мы закончили конкурс по проектам по реконструкции набережной. Вы скажете: там вроде бы Стрелка, тут мы. Я думаю, что наше проектное архитектурное бюро тоже имеет право поучаствовать, внести свою лепту в этот проект. Когда приедет Стрелка, я обязательно покажу проекты, которые заняли первые, вторые, третьи места. На пальцах сейчас рассказать не могу. Это творческий проект. Основная нагрузка должна лечь на Стрелку и на уровне федерации Стрелка должна добиваться, чтобы наш проект был лучшим. Наши люди живут на этой земле и те, то принимал участие в этом конкурсе проектов по набережной – горожане. Пусть мы получим что-то свое и сравним наш уровень и то, что нам представит Стрелка. Пройдет время, мы с вами соберемся и посмотрим, что было представлено нашими людьми и что же в итоге получилось. Я думаю, что 17 год будет очень интересен. Когда мы говорим об организации общественного пространства, я думаю, что это будет суперпроект. Там надо еще поработать, убрать два ресторана, которые там, к сожалению, появились. Совместно мы приложим все силы, чтобы верхнюю площадь раскрыть. Там за счёт федерального финансирования, здания ФСБ мы получим красивейшую архитектуру зданий 19 века.

Виталий Койрах: То есть это замечательный пример, как можно заниматься городом. Но набережная – это не весь город и то, что приехали москвичи, а кто-то от нас поучаствовал, опять же, это не все возможности взаимодействия общества-власти-бизнеса.

Евгений Арапов: Приведу несколько примеров. Я начал с Красной площади, потому что это тот проект, которым я горжусь. Мы создавали какую-то территорию, объекты спортивные. Кстати они все муниципальные, но пошли и на совместную работу с бизнесом, так как денег нет, а потребность есть и у населения, и у спортсменов, и у горожан, строить надо. Поэтому там все сделано за инвестиционные деньги, которые вложены в то имущество, и оно стало муниципальным или частично за муниципальные деньги.

Виталий Койрах: Давайте перейдем к видео. У нас видеоролик от Ирина Гарнье. Бывшая оренбурженка, порядка 15 лет живет в Париже. Она - один их ведущих европейских экспертов по ландшафтному дизайну, по паркам, зонам отдыха. Работает по всей Европе, в Москве. Она согласилась записать такой видеопривет.

Ирина Гарнье: Оренбург – это мой родной город, это мой любимый город, поэтому я смотрю на него с любовью и желанием не критиковать, а, скорее, помочь. Нашему городу нужно для этого сохранить и приумножить зеленый пояс, восстановить или создать экологический каркас, экологические коридоры. Я всегда удивляюсь, с каким усердием служба благоустройства высаживают ежегодно однолетние растения, учитывая то, что это огромные деньги, которые тратятся, во-вторых – это не модно. Все города мира уже перешли на многолетники и на более продвинутый дизайн с использованием наших же степных растений. Оренбург должен остановить свой рост вширь, как и французские и любые другие города, а посмотреть, что происходит внутри. Важно также не забывать о том, что чем больше застроек пустоты в городе, тем дешевле станет ценность земли и инновационных проектов. Поэтому к пустоте в городе нужно подходить с особой любовью, ведь пустота — это небо, солнце, то, что нам всем необходимо. Вообще, для любых кардинальных решений нужна сильная политическая воля, стойкость руководителя. Жители не сразу привыкают к хорошему, начинают все критиковать, во всем видят плохое. Но если благоустройство сделать качественно, полностью соответствовать функциям, а по эстетическим вопросам относится хорошо к генетическому коду территории, ее истории, в соответствии с социальными задачами, то горожане, скорее всего, быстро изменят мнение. Меры станут популярны, надолго получат поддержку от своих избирателей. Они входят в историю как созидатели. Если у вас очень крутой проект, то обязательно нужно вовлекать жителей в его участие, вовлекать общественность и инвесторов в реализацию, приглашать их на общественные слушанья, привлекать их как волонтеров к работе в различные комитеты. Любые качественные и целесообразные работы по благоустройству и озеленению города служат для повышения инвестиционной привлекательности города. Я буду рада приехать в родной Оренбург, поделиться нужной информацией и опытом для любых ваших амбициозных проектов.

Виталий Койрах: Вот такой Ирина нам передала привет. Сейчас мы по скайпу постараемся поговорить с Володей Беляковым. Это наш земляк, дизайнер с серьезными победами, репутацией в своем деле. У него есть Каннские львы за некоторые работы. Сейчас он живет в Сингапуре, работает в серьезной структуре по всей юго-восточной Азии. У него перед глазами много примеров того, как города могут быть устроены, организованы. Он не потерял связи с Оренбургом. Мы хотели бы, чтобы ты за 3-4 минуты ответил на 2 вопроса: какие проблемы Оренбурга можно решить с помощью более системного подхода и что нам для этого нужно делать?

Владимир Беляков: Как мне кажется, стоит сюда приехать, посмотреть, потому что Сингапур, как никакой другой город преуспел в развитии городской инфраструктуры. У них серьезный комплексный системный подход к этому и они занимаются этим на протяжении не одного десятка лет и сейчас город достиг такого уровня, что его сложно сравнить с европейскими городами. Даже у европейских городов есть множество проблем, а Сингапур преуспел и достиг больших успехов. Если параллельным переносом коснуться темы Оренбурга, то должна быть комплексная большая программа, рассчитанная на долгосрочные перспективы. И постепенно, небольшими этапами программа должны быть направлена на улучшение жизни в самом городе. Начать нужно с того, что поставить в центр вопроса человека, померить город со стороны простого горожанина, пешехода, посмотреть проблемные места.

Виталий Койрах: Скажи, кто должен эти заниматься? Какие-то эксперты с большими головами, которые приедут и все за нас сделают. Какие практические шаги мы должны делать, чтобы что-то изменилось?

Владимир Беляков: Я думаю, что этой проблемой должны заниматься все. Привлекать специалистов, которые в этой сфере преуспели. Любые попытки сделать город лучше, проще, удобнее для человека, будут давать свой результат

Виталий Койрах: Веришь ли ты, что Оренбург может стать похожим на Сингапур?

Владимир Беляков: Я думаю, что у Оренбурга другая судьба и другое предназначение, но я верю, что со временем все должно меняться в лучшую сторону.

Виталий Койрах: У нас есть еще одно видео, оно из России, и оно не от оренбуржца. Зато оно от человека, которого бы мы были рады здесь видеть, к сожалению, он не смог приехать. Эксперт федерального уровня по урбанистике, сотрудник Стрелки и некоторых других таких инициатив Святослав Мурунов. Думаю. Он очень неплохо разложит все по полочкам, как можно заниматься урбанистикой.

Святослав Мурунов: (руководитель центра прикладной урбанистики, член ассоциации бренденговых компаний России, руководитель рабочей компании по разработке бренда Пензы. Ведет проекты в высшей школе урбанистики и институте Стрелка, читает лекции в МГУ и Шанинке Анализирует и разрабатывает концепции в разных городах, входит в стратегический совет urbanurban.ru , реализует проект «карта городских сообществ», изучает их по всей России. География проектов выходит за пределы Москвы. Занимался проектирование и брендингом территории в Казани, Сочи, Саратове, Саранске, Петербурге, Реле, Ярославле и Калуге). Урбанистика в России сейчас – социальное проектирование. Нам необходимо научится взаимодействовать с людьми разных культур, разного социального положения и вовлекать этих людей в жизнь города. Вовлекать не только в потребительские сценарии, с этим хорошо справляется малый и средний бизнес, а вовлекать в сценарии сопереживания городу, в сценарии проектирования города. Есть те, кто вышел из градостроительства советского или европейского, это разные абсолютные школы. Есть те, кто вышел из бизнеса, из администрации, из гуманитарных сфер. Урбанистика – только формирующийся подход. Нам нужны локальные сообщества, договороспособные городские активисты, нужна администрация, которая понимает, что такое диалог. Диалог для того и нужен, чтобы вы сверили позиции, попробовали найти что-то общее, обозначили свои иные точки зрения и попробовали найти решение, как же вам с разными точками зрения до чего-то договориться. В этом случает нам нужна диалогопонимающая городская администрация, бизнес, который понимал, что нужно зарабатывать деньги, но и понимал, что такое долгосрочное развитие. Хотели бы вы зарабатывать деньги долго здесь? Тогда вам нужно учитывать интересы разных групп и понимать, что строительство только экономжилья может привести к тому, что богатые и успешные начнут из этого города уезжать, потому что вы для них не проектируете. Строительство только спальничков будет дальше маргинализировать эти районы, потому что, не создавая рабочие места, не создавая городскую среду вы людей выгоняете в центр. В центре пробки, это возвращается негативом на все: на затраты, на развитие транспортной инфраструктуры, на неразвитость парков. Все равно уровень просвещение жителей очень низкий. Никто друг про друга ничего не знает. Никто не знает, кто чем в городе занимается. Нужна очень большая просветительская программа, не ради галочки в чистых помещениях, а прямо в полях, на остановках, в подъездах, во дворе. Программа просвещения, не связанная с политикой, потому что политика все опошлит. Нужна длинная позитивная история, история про город.

Виталий Койрах: Евгений Сергеевич, что можете сказать про увиденное?

Евгений Арапов: Все, что он сказал, верно, спорить не с чем. На всех семинарах, встречах говорится тоже самое. Единственно, что все города, которые он называл, - города, где проходила федеральная программа и где за федеральные деньги выполнялось благоустройство. То же самое происходит в Оренбурге. Почему здесь Стрелка? Потому что здесь есть большая федеральная программа, в федеральной программе находится 40 городов. Что касается развития города, расширения города, как говорила наша соотечественница из Франции. Развитие города мы в ближайшее время косвенно остановим в его границах, потому что через 5-7 лет нам идти уже будет некуда. Строительный бизнес идти в Оренбургский район так же активно, как он работает в Оренбурге, не хочет. Что касается жилья экономкласса. Да, наверное, мы увлеклись этим. Но с нас требуют квадратные метры, в том числе на уровне федерации. Естественно, нам нужно жилье экономкласса, потому что это тот сегмент рынка, который способен купить житель города Оренбурга или Оренбургской области, либо любой другой человек, которые приезжает в Оренбург на ПМЖ. Что касается вовлечения горожан в тот или иной проект? Друзья, вы уже в проекте. Я знаю, как о вас говорила Стрелка. Вы дали ей совершенно точно все координаты. И согласно этим планам мы пойдем ближайшие 5 лет. Благодаря вам был отмечен парк железнодорожников. Многие не понимают, зачем он нужен, он же пустой. Есть простой пример, когда в 2013 году я со своими коллегами гулял по парку имени Цвиллинга и видел кинотеатр «железнодорожник», который был закрыт. Мне мои коллеги сказали: «Давайте кинотеатр продадим, а с парком разберемся». Я круги по парку нарезал и понимал, что что-то здесь меня притягивает. Тогда я отвел в сторону главного архитектора, сказал: «Иди рисуй». В итоге он это сделал, мы собрали собрание жителей, что-то подкорректировали и сейчас это та зона, которой я горжусь. И, кроме этого, цены на квартиры и аренда квартир стала дороже. Потому что эта зона стала притягательна для всех: 7-летнего, 3-летнего и человека, которому далеко за 70. Это проект, который вписался в городскую среду и к которому очень положительное отношение. Но, о чем говорил коллега – пешеходная доступность. Когда я работал всего 2-3 года, до конца в сложные вещи не вникал, но я чувствовал, как должно быть. Я пошел по тротуару по улице Вокзальной, по Культурной и сказал: «Коллеги, это надо продолжить». Какую-то часть тротуара мы продолжили, но понимали, что продолжать надо дальше, я пошел по тротуарам, пытаясь понять, куда мы придем. Мы должны понимать, что люди в этот парк придут по асфальту, а если асфальта не будет, то люди вместо радости, получат негатив. Поэтому тротуары, сколько могли мы сделали, но надо продолжать дальше. Сейчас уже какие-то вещи меняются. Когда мы строим школу, а в этом году будет построено еще две школы, мы думаем и о тротуарах, как люди пройдут в эту школу. И дальше, как мы сделаем максимально комфортным район северо-востока. В силу объективных причин мы строим только там, люди там, люди молодого возраста. Подключаю свои идеи, частный бизнес, пока не хочу называть довольно состоятельного человека, который изъявил желание и сам вышел с инициативой, после моих с ним переговорам, построить хороший центр восточных единоборств вместе с парком. Район, который прилегает к улице Салмышской. Там есть огромный пустырь, где это и должно быть, если ничего не поменяется. Все уйдет в муниципалитет. Там же тротуары, подходы к школам. Вся эта система изменения мировоззрения, в том числе руководства городов, когда мы бываем на семинарах в администрации на разных уровнях, мозги меняются, т.к. при строительстве любого объекта начинаешь соображать, а как комфортно, как это впишется в городскую среду. Например, в 23 и 24 микрорайонах нужен подземный пешеходный переход. Мы понимаем, что это скопление автотранспорта, во-вторых, для пешеходов это колоссальный риск. Но я себя ловлю на мысли, что я думаю о пешеходном переходе, о финансировании, и тут же говорю коллегам: «А дорожки, а тротуары, а как люди дотуда дойдут, мы же все меняем?». Мы получим массу критики и совершенного справедливо. Сама урбанистика входит в нашу жизнь, и мы сами того не замечаем. Когда мы общаемся, и даже мое сегодняшнее общение с вами, оно тоже один из этапов понимания действительности.

Виталий Койрах: Давайте на эту же тему послушаем наших участников. Но перед тем, как передать слово коллегам, хотелось бы проаннонсировать. Сегодня в 19:00 в музее Истории города состоится открытие выставки, посвященной Юрию Дмитриевичу Гаранькину. Возможно, это первый урбанист нашего города.

Евгений Арапов: Я, лет 6 назад, когда начал часто называть это имя, многие не понимали, что я делаю, зачем Гаранькин. Но когда они стали погружаться в жизнь этого человека, все становилось на места. Когда он рассуждал о городе Оренбурге, он рассуждал как настоящий урбанист. Он не знал, наверное, этого слово, думаю, он знал другие слова, тоже очень нужные и важные. Но мысли у него совершенно правильные. И когда он шел искренне к Беловке, когда он строил вантовый мост, делал реконструкцию набережной, он сознательно шел туда. Он понимал, что это важно. Сейчас время меняется, важно общение, т.к. слишком много стало нюансов, тонкостей, которые важны. Иногда какая-то запятая мешает реализовать хороший проект.

Виталий Койрах: Я хочу попросить ребят ответить на два вопроса: «Что нужно улучшить в городской среде Оренбурга?» - поднять какую-то одну тему, одну проблему и пояснить, почему именно ее. И второй вопрос - «Как город можно улучшить?». Итак, два вопроса, у каждого три минуты. Первым попрошу высказаться Станкевича Виталия.

Виталий Станкевич: Я, когда первый раз узнал, что будет такая встреча, сразу понял, что хочу сказать. Я хотел бы поблагодарить Вас, Евгений Сергеевич, как представителя администрации за то, что что город у нас становится лучше, как внутренне, визуально, так и внешне, мы себя стали позиционировать как степная столица. О нашем городе узнаю больше и больше и отношение к городу серьезное. Поговаривают, что Оренбург уже третья столица. Конечно, это может и не так. Что касается урбанистики, я, когда узнал про тему, я вспомнил про Жака Фреско. Человек, уже старенький, занимается проектированием городов, дает рекомендации, что можно улучшить. Информации очень много. Что касается нашего города. Я бы делал побольше собраний, где каждый желающий мог высказаться и послушать других. Особо добавить нечего, ребята по видео все сказали. Я занимаюсь в автомобильной сфере. Мы занимаемся продажей автомобилей, установкой сигнализации и дополнительного оборудования. И улучшить можно было бы освещение дорог светодиодами. У нас есть партнеры, которые занимаются продажей светодиодов и могут взять какую-то часть на себя. Тем не менее, я вижу прогресс и верю, что самое главное – чтобы был прогресс и рост. И на своем уровне вижу этот рост. Проводятся конкурсы как бизнес-класс. Очень много вы делаете для молодых людей, которые стремятся что-то делать.

Денис Гончаров: Я живу в Оренбурге всю свою жизнь, здесь у нас бизнес, развиваем бизнес в других городах, много где удалось побывать в России и за границей. Всем нравится гулять по городу, некоторые высказывали, что слава богу у Оренбурга есть исторический центр, по которому приятно прогуляться. Если мы говорим про урбанистику и идентичность городской среды, то было бы хорошо, если бы у нас центр города отличался от другой части города и был абсолютно идентичен. Я вспоминаю мою поездку в Зальцбург. Центр города – огромное количество наружной рекламы. Но вся реклама сделана в соответствии с определенными требованиями к данными носителям. Там нет такого, как у нас: кто во что горазд. Есть требования. Если это ковка, ты выполняется определенным образом. На мой взгляд, если это в полномочиях городской власти, внести изменения или ужесточить требования в этой сфере, или потребовать в течение какого-либо времени, если заканчиваются договора, чтобы переходили на вывески наружной рекламы, соответствующие определенным требованиям. Например, в каком-то периметре, ограниченном определенными улицами, вся реклама была бы идентична, выполнена в одном стиле. Для того, чтобы человек ассоциировал центр города как пешеходную зону и отличал ее от аналогичных аляпистых территорий в других городах. Думаю, что это возможно. И это не мегашаги, чтобы улучшить идентичность города.

Евгений Арапов: Бывал я в других городах РФ. Я наблюдал за рекламой, далеко ходить не надо, стоит посетить Оренбургский район. Сразу все становится ясно. Определенный рывок был сделан и определенное качество рекламы присутствует. То, что сейчас остались несколько щитов, которые надо убирать – я согласен. Насколько я знаю, листая по управлению рекламы альбомы, есть интересные задумки и проекты, которые можно было бы реализовать.

Сергей Фролов: Компания «Орензнак» - оператор рынка наружной рекламы и для меня урбанистика это то, что связано с внешним обликом, с рекламой, с вывесками. У меня сейчас дилемма: я пока слушал коллег, думал, к кому обратиться: к главе города со своими пожеланиями, потому что он безусловно влияет или можно влиять на ситуацию на рынке или к коллегам в зале, в том числе к СМИ, потому что вы тоже влияете на умы людей. Что тут первичнее не знаю, поэтому буду обращаться в оба адреса. Что нужно улучшить, а что, на мой взгляд можно было бы доделать или как двигаться вперед с точки зрения рекламы, которая висит. Объединяющий нас здесь фактор – отсутствие денег с одной стороны, а с другой – желание что-то сделать. Мы можем повлиять на людей. Начали говорить о том, что реклама – то, что мы видим. Начали приводить примеры, чтобы количество рекламы ограничить. Положительный фактор – безусловно. Но одновременно с этим мы слышим заявления отдельных предпринимателей: давайте вернемся к ситуации, когда количество щитов в городе - не менее 2-3 тыс. Здесь мое обращение к тем, кто влияет на умы: нужно формировать общественное мнение в противовес корыстным интересам отдельных небольших групп, которые пытаются идею продвинуть, дабы не вернуть город в период, когда количество рекламы было безумно большим. Одновременно обращение к главе: понятно, что будут говорить, что вы мешаете предпринимательству, но, либо мы возвращаемся в ситуацию хаоса, либо мы ставим барьер и жестко, несмотря на противодействия, стоим на том, чтобы количество рекламных конструкций, не только щитов, в городе было ограничено. Ели мы эту концепцию применяем, то влияем и на умы, и имеем политическую волю. Мы не тормозим развитие рекламного бизнеса, а переводим его в другое качество. Если мы говорим об ограничении, мы начинаем искать другие формы реализации. Вы затронули вопрос улицы Гаранькина – это кольцо как раз Гаранькина и Салмышской. Вот вариант реализации рекламной конструкции на кольце. Когда мы ограничиваем количество, мы увеличиваем качество. На самом деле, ограничивая количество, мы не ограниваем рынок в объеме, изменяя качество, мы привлекаем внимание и сохраним этот рынок, корыстный интерес предпринимателей сохранится. Но в ту же очередь мы решим задачу урбанистики визуального восприятия городской среды. Здесь вариант условного щита, как он может быть организован на конкретном кольце. Таких вариантов мы для себя проработали большое количество. Таких наработок много. Что можно сделать? С точки зрения формирования общественного мнения – нужно про это говорить в противовес бездумному увлечению или бездумному набору совершенно необъективных факторов. Со стороны города можно сформировать аукционы или конкурсы, а по условиям ставить подобные варианты. Нужны ли для этого серьезные деньги? Нет. Я готов бы был поучаствовать в таком проекте. Чтобы сделать не просто рекламную конструкцию, а некий артобъект.

Михаил Привалов: вы показываете макет рекламной конструкции, но не показываете обустройство вокруг рекламной констуркции, то есть вы занимаетесь конкретно внутренней площадью кольца. Обустройство внутренней площади, кроме самой конструкции предусматривается?

Евгений Арапов: Я ждал, когда это появится. Некоторое время назад я обратился в том числе и к Сергею: «Коллеги, давайте посмотрим: у нас есть для размещения определенные земельные участки, такие как кольцевые развязки, которые нуждаются в долгосрочных договорных отношениях. Скажем, на 5 лет – нереально, потому что каким-то маленьким сегментом не обойдешься. Когда я им ставил задачу, я подразумевал, что там будет выполнятся и полное благоустройство. Потому что, если не они, то муниципалитет. Нам бы этого не хотелось, потому что это лишние деньги. А кольцевые развязки подразумевают организацию торгов с учетом 10-15 лет, чтобы бизнес зашел, выполнил устройство рекламных щитов в рамках конкурсной процедуры, и благоустройство полной территории. Причем такое благоустройство, чтобы муниципалитет нес как можно меньше затрат на содержания участка.

Сергей Арчаков: Хочу обратить внимание, что урбанистика – не только внешний вид города, а главное – комфорт. Ранее был хороший проект – «Доступная среда», для инвалидов. В городе этого не наблюдается, особенно не наблюдается это в районе набережной.

Сергей Фролов: Речь шла, в нашем понимании, в понимании рынка наружной рекламы, не только о кольцах, но и о системном подходе. Об этом же говорили наши коллеги в видео. Это и есть системный подход, когда мы сначала понимаем, что город ограничен в размерах, значит и количество рекламных конструкций должно быть ограничено. Если мы делаем этот шаг, то переходим к иным формам, делаем артобъекты, далее - следующий шаг. Начинаем наводить порядок в головах, потому что люди у нас часто вывески путают с рекламой. Путая, вроде бы, невинно один вид информационного носителя с другим, они вторгаются в сферу тех или иных отношений, заходят на рынок. А дальше цепочка начинает рушится. Этого допускать нельзя и что здесь мы можем сделать? Некоторое время назад в администрацию попал документ, который упорядочивал размещение вывесок на территории Оренбурга. Документ постепенно отошел на второй или третий план. Думаю, есть смысл к нему вернуться, несмотря на противодействия, документ принять. Как только размещение вывесок будет упорядочено, внешний облик города примет совершенно другой характер. И опасения предпринимателей, что их вывеску не будет видно совершенно беспочвенны, так как когда структурированно появятся вывески в одинаковом формате, они станут читабельны. Это значит, что и поток клиентов будет прогнозируемым и понятным. Сейчас это просто все сливается в одно пятно. Поэтому, пользуясь тем, что у нас здесь сегодня представители СМИ, обращаюсь к вам с просьбой влиять на людей, говоря, что это важно. И одновременно, пользуясь случаем, обращаюсь к главе с просьбой вернуть этот документ к рассмотрению.

Евгений Арапов: Проекты, которые сейчас осуществляются на территории Оренбурга, отвечают всем требованиям «Доступной среды». Начиная от уличных тренажеров. И на самой набережной закладываются моменты, связанные с «Доступной средой», мы другого в принципе не представлеям. Если мы делаем суперпроект, то он должен быть супер для всех, без ограничений. Когда строили набережную, тогда о чем-то так не думали. Сейчас мы доходим до каждого человека. И вы нас заставляете, и мы сами это понимаем. Но это наша жизнь и инвалидом на коляске может оказаться каждый. Здесь все проекты, которые мы делаем, отвечают вопросам доступности для малоподвижной категории горожан. Единственно – когда мы делаем подземные пешеходные переходы, то, к сожалению, не все лифтовые дела соответствуют требованиям. Вернее, они соответствуют, но требуют к себе довольно бережного отношения. Учитывая, что у нас есть категория горожан, которая норовит что-то поломать, мы это держим на контроле. Хорошие лифтовые шахты в России делает один завод и то, я бы не сказал, что идеально. Надо заехать, понять, как все кнопки работают, выйти – это достаточно проблематично. Мы идем на то, что раздаем карты, которые открывают замки. Так это работает.

Александр Пономарев: По поводу урбанистики, что можно улучшить. Можем по городу поставить прокатные велосипедные парковки. Я был в Казани, там очень хороший специальный проект, где любой желающий может приехать и взять в прокат велосипед. Стоимость на месяц порядка 300 рублей, на день если брать, то получается рублей тридцать. Но суть в чем: центр города можно будет разгрузить от машин, можно будет около «Газовика» или около «Оренбуржья» поставить эти парковки. Это есть в Москве, в Казани, в Кемерово, в Сочи. У нас пока этого нет. Вы же сами были в 2010 году на открытии велодорожки в Ростошах, помните? Там часть закрасили, потому что автолюбителям негде машины ставить и парковку закрасили краской буквально через неделю.

Евгений Арапов: Я не уверен, что там все закрасили, она востребована. Я готов рассмотреть любые предложения. Перехватывающей парковкой занимается бизнес, в принципе, двери все открыты. Искренне я хочу, чтобы все удалось, и набережная соединилась с парком имени Петра Великого, тогда получится великолепная велосипедная зона. Глобальный проект, я о нем фантазирую, но любая фантазия бывает в жизни – велосипедная дорожка на улице Уральская, которая идет в дубки. Мы ее подлатаем. В проекте велосипедная дорожка идет по Уральской, потом должна идти вдоль детской железной дороги и выходить к набережной. Если это получится, будет шикарный проект.

Евгений Венглинский: Еще можно было бы, доехав до Дубков, реализовать проект, которые тоже предлагают уже долгое время по детскому велогородку. Там будут обучаться правилам движения дети. Есть такой проект, есть человек, который готов деньги в это вложить.

Евгений Арапов: У нас есть программа, по которой появляются новые хорошие светофоры, ограждения, суперзнаки. Это все – за счет федерального бюджета. У нас три договора с федеральным уровнем. Первый – безопасность дорожного движения. Мы не получаем деньги, мы получаем работу, установку светофоров. Сумма – порядка 80 млн. рублей ежегодно. В рамках этой программы мы прорабатываем, чтобы в Оренбург отдали две автомашины – газели с прицепами. В этих прицепах оборудовать полностью городки по безопасности дорожного движения, которые можно разворачивать в любой школе. В каждой школе есть территория с асфальтом. Мы ее размечаем и проводим там занятия. Если затронуть прямые отношения между прямые отношения между городом и федерацией – второй договор – на строительство водозабора. Если мы доезжаем до беляевского уральского моста, то справа идет стройка, она очень большая. Это проект международного банка реконструкции развития, прямой договор нас с федеральным министерством жилищно-коммунальных хозяйств, а третье лицо – международный банк реконструкции развития. Этот проект начинался в 2008 году, когда я был директором Водоканала. Если в 2018 году удастся все завершить, то для Оренбурга это будет задел водоснабжения лет на 40. Когда в 2014 году появились санкции, было совещание в международном банке. Некоторые проекты приостановили, наш проект остался, он работает. Победила израильская компания. Они привезли своих подрядчиков. Работают достойно, мы просто курируем. Это второй хороший проект, который тоже отчасти касается урбанистики. Может урбанистика хороша тогда, когда есть вода и есть хорошие перспективы. Я часто про город думаю плохо, потому что вижу негатив, как глава города. Если буду видеть только хорошее, то это конец для работы. Из того, что надо обязательно менять и без этого мы не справимся – вопрос пассажирских перевозок. Получилось, что в середине 2000 годов муниципальный транспорт стал уничтожаться и все маршруты были отданы на откуп частникам. Сейчас муниципалитет отрабатывает социальные маршруты. Это ненормально. Не может город с населением 600 тыс. человек, не учитывая тех, кто живет в районе или просто приезжает в город, обслуживаться ПАЗиками. Это неправильно, когда транспортная маршрутка подъезжает через каждую минуту – ненормально. Любой город с такой численностью должен обслуживаться нормальными автобусами.

Евгений Венглинский: Полным условиям урбанистики отвечают троллейбусы – самое экологичное средство передвижения. Но базы троллейбусного депо не обновляются. Я только сейчас ехал в такси и говорю водителю: «Смотри на конечную 24 микрорайона. Эти троллейбусы похожи на старых динозавров, всех уже пережили. Но продолжают двигаться». Это самое правильно транспортное средство передвижения. Но сегодня к нему негативно стали относится, потому что заходишь внутрь: холодно, некомфортно, долго. Но забывать его тоже нельзя.

Евгений Арапов: Эта тема очень важна для городской урбанистики. Дома-домами, тротуары-тротуарами, а общественный транспорт – лицо города. И лицо города не может быть из ПАЗиков и газелей. Когда приобретались последние автобусы большой вместимости? Они были приобретены во время Геннадия Павловича Донковцева. Если бы не те автобусы, что бы мы сейчас имели? Мы только еле-еле последние польские автобусы, аутосаны, убрали. Начиная с 2011 года, когда я только пришел, сказал: «Мы будем их покупать». И мы их покупали. Когда я захожу в автобус Волжанин, особенно новый, которые мы купили, на газомоторном топливе, сердце радуется. Я понимаю, что мы не можем это гробить. Если троллейбусы засадили, то потому, что дали волю налички. Определенные изменения будут происходить в ближайшее время, такое дальше происходить не может. Иначе мы угробим весь общественный муниципальный транспорт. Программы есть, мы будем информировать. Оптимизация будет проходить, будет ликвидация определенных издержек. У нас есть соответствующая база на Березке, на Автоматики.

Виктор Железнов: Я понимаю, что у нас не Париж и климатические условия не те, и велосипедами пользуются далеко не все. Но летом я часто езжу на велосипеде. Очень хотелось бы, чтобы в городе появилась не зона катания, а какой-то маршрут. Сегодня в планах города есть реконструкция автомобильных дорог. Хотелось бы, чтобы при обновлении этих дорог учитывался велосипедный маршрут. Мне представляется, чтобы этот маршрут связал кинотеатр Космос, парк Перовского, прошел через Советскую, связал с Зауральной рощей и постараться выйти на зону Дубков. Чтобы появился 15-километровый маршрут. Пусть это будет первый маршрут, затем, возможно, появятся другие. Тогда это возможно обрастет и велопарковками, и прокатами. Но каждый раз, когда я из года в год езжу летом на велосипеде, я понимаю, что нас становится больше. Я случайно попал на какой-то велопробег летом, где были тысячи людей. Я понимаю, что велолюбителей становится больше, поэтому хотелось бы получить какой-то маршрут. Давайте с этого начнем.

Евгений Венглинский: Не с этого нужно начинать. Я пришел к выводу: все то, что касается велокультуры, начнет двигаться только тогда, когда будет законодательно принят документ «Развитие велоинфраструктуры города Оренбурга». Этот документ состоит из нескольких листов, он уже в проекте. Но он должен быть принят на законодательном уровне. Пока его не примут, никаких движений исходить не будет. Мы не будем изобретать что-то новое, а просто возьмем за пример другие города. Депутаты должны это принять. Потому что не принять здоровый образ жизни, не принять экологичный транспорт, как велосипед, не принять, что более 9 тыс. велосипедов за сезон покупается в магазинах и не принять то, что ежегодно гибнут люди на велосипедах, они не смогут. Количество велосипедистов больше, чем людей, желающих противостоять этой культуре. Человек, севший на велосипед помогает среднему бизнесу, останавливается в парках, в общественных пространствах, общается.

Виктор Железнов: Я со своей стороны сказал, что нужно сделать маршрут, с смотрел на это с практической точки зрения, далеко в законодательство не лез. Как мы это сделаем, второй вопрос, с вашей стороны прозвучало. Сначала сделать это законодательно, а затем внедрить в структуру города.

Евгений Венглинский: Направление движения по развитию инфраструктуры. Там нет конкретных бюджетов, там не нужно бояться, что необходимо миллион в следующем году закладывать на велоинфраструкруру. Есть системный подход и обозначенные движения вперед по этому направлению. Именно из этих пунктов буду извлечены конкретные шаги и чиновник, сменяемый на своих постах, будет приходить и брать в разработку то, что уже принято. Он будет брать документ и знать, что ему нужно уделить внимание велоинфрастрктуре. Для этого не нужны большие деньги.

Артем Сафиуллин: По всем темам у меня есть свое мнение. Если не превращать в монолог, то хотелось бы отметить, что все говорят очень правильные вещи. Но есть вещи, которые нужно запроектировать, есть вещи, которые нужно изменить. Везде необходимо иметь инструменты исполнения. Допустим, если мы говорим о правилах по вывескам, они должны быть разработаны, следующий этап – их исполнение. Если мы говорим, что мы хотим ездить по велосипедным дорожкам, нужно для этого создать условия – где ездить. Если мы говорим про транспортную проблему: перекосы, которые были в пассажирских перевозках привели к тому, что больше людей стали покупать автомобили. Они поняли, что в автобусах неудобно и некомфортно. Покупая автомобили, инфраструктуру дорог перегрузили на 30-40%. Есть проблемы предыдущего периода. Самая главная проблема в том, что благосостояние людей растет, автомобили у всех появляются, но 60% автомобилей куплены в кредит. Деньги из экономики Оренбурга выкачали и все проценты ушли в другие города, то есть ВВП не прирос. Через 5 лет получится так, что мы будет искать выход в велосипедах, дороги будут стоять, автобусов будет максимальное количество, а люди станут уезжать.

Михаил Привалов: Одно время на сайте нашего города был выложен план развития, как город должен выглядеть в 2025 году. В плане очень хорошо разработано районирование города. Ребята, которые приезжают к нам со стрелки и спрашивали: «Какой район вы рекомендуете, где лучше всего обустроить парковую зону?». Я предложил то, чтобы в этом плане – район улица Березка, там была запланирована парковая зона. И вопрос, планируется этот план выполнить? Там нужен парк, ведь застраивать нельзя, по правилам должен быть парк, чтобы был приток воздуха в застройку города. Если парк будет, то сразу решается проблема велодорожек, отдыха горожан. У меня вопрос – будет ли это делаться. Если на это нет денег, то у меня есть предложение, как это сделать, не привлекая федеральных, городской, областной бюджет.

Евгений Арапов: Мы ушли на Красную площадь, потому что там появился инвестор, у него был интерес, у нас был интерес. Почему мы ушли в парк имени Цвиллинга? Там тоже были определенные причины. Поему я начал говорить, что мы уйдем на Салмышскую: там появился инвестор, который тоже готов помочь. Я, как глава города, вынужден лавировать между определенными интересами. Если я вижу, что там можно задействовать частные инвестиции, я иду туда. Каких-то жителей делаю более довольными, других – наоборот. Эту территорию я прекрасно знаю, но думаю, что в ближайшие 2 года мы туда прийти не сможем. Есть предложения частников уйти в район Гаранькина. Она тоже будет востребована.

Михаил Привалов: Еще вопрос: сейчас активно застраиваете микрорайон «Времена года». Является ли ответчик ответственным по облагораживанию территории. Там же строится скандальный комплекс «Северное сияние», он также выходит на лесопосадку. Можно привлекать не только новых застройщиков, которые входят на этот рынок, а просто с коммерческой точки зрения открывать прокат лыж, прокат велосипедов. Создать проект по развитию, соответственно в нескольких частях, обустроить кафе, заведения культурного характера. В Москве так сделали.

Евгений Арапов: Москва – субъект РФ, мы – город, который входит в состав субъекта РФ. Москва имеет профицитный бюджет и предприятия, которые работают здесь, зарегистрированы там. Я, учитывая на достаточно невысокий бюджет, ориентируюсь на то, где я нахожу своего партнера. Я начинаю вспоминать некоторые свои переговоры с определенными застройщиками, которые там строят, там есть посылы и были от них, были предложения о софинансировании строительства детского сада. Но каждый руководитель бизнеса проходит этапы, меняются экономические обстоятельства. Возможно, через год застройщик придет, мы с ним найдем компромисс и начнем с ним делать это дело.

Михаил Привалов: Может стоит это простимулировать, дать ему налоговую льготу?

Евгений Арапов: Это сложный механизм. Когда по акту выбора в 2000 годов раздавали земельные участки, тогда можно было это делать. Сейчас есть конкурсная процедура. Всю работу муниципалитета нормативно-правовыми актами не выстроишь. Когда я сказал, что один проект, второй, третий – это все вещи, которые имеют определённую договоренность и желание инвестора приступить к строительству парка совместно с муниципалитетом. Есть потенциальные желания у руководителей крупного бизнеса, но я не готов их озвучивать.

Михаил Привалов: Развитие города за счет бизнеса идет?

Евгений Арапов: Да. У бизнеса какие интересы? Он строит дома, а рядом неухоженная территория, он понимает: стоит немного вложиться, техника есть. Затем согласовывает с администрацией.

Юлия Лесникова: Город несомненно станет лучше, я думаю, мы все в этом будем участвовать. Каким мы видим наш город? Он хорошо собой. Но каким его видят те, кто живут за его пределами? В моем блоге есть много иностранных и иногородних подписчиков и, когда я ставлю посты про Оренбург, мне всегда говорят: покажи еще. В поисковиках, на запрос Оренбург, выдаются одни и те же фото, одни и те же улицы. Предлагаю начать набирать качественный фотоконтент о нашем городе, ведь хорошие фото – презентация Оренбурга перед инвесторами, в культурной среде. Покажем, какой он есть, потому что Стрелка приезжала, и они упомянули о феномене «несуществующий город», о котором мало что известно. Все знают Оренбург через старые стандарты: пуховый платок, Чапаев. Но увидеть то, какой он стал сейчас, а он действительно преобразился, люди могут только приехав. Необходим фотобанк. Он пригодится всем. Кстати, мне кажется, у нас слабоват герб. Но это, возможно, лишь мое субъективное мнение.

Евгений Арапов: Герб я бы здесь не трогал, он имеет определенную историю. А что касается городских брендов – я согласен. Здесь есть определенный вопрос для проработки. Герб и флаг символизируют наш город, в них проглядывается история. У города тяжелая судьба была. Я всегда вспоминаю древнюю историю, когда в 18 веке сюда пришли люди, они и строили, и воевали, и снова строили. С точки зрения фотографий – я согласен. У меня есть идея: к Дню города провести конкурс на лучший фильм о городе. Те фильмы, которые сейчас есть, устарели, нужно вносить что-т о новое. Он должен носить и немного истории, и современность и немного будущего.

Дмитрий Урбанович: Мы говорили о велосипедах, о рекламе. Я хочу о другом: выход на марсово поле, на большую набережную. Необходимо организовать заходы с обеих сторон. А там стоит водозабор, о котором мы несколько раз говорили, что его перенесут. Чтобы был сквозной выход, нужно убрать водозабор и сделать блинную набережную вплоть до Красной площади. Как с этим сейчас обстоит дело?

Евгений Арапов: Что касается перенесения водозабора. Я говорил об этом и затронул проект, который мы реализуем с Международным банком по строительству большого водозабора. Проект реализуется, работы проводятся, он строится. График ввода – сентябрь – ноябрь 2018 года. В рамках этого проекта у меня была идея, чтобы водозабор, который есть на набережной, он кстати является первым провинциальным водозабором в России 1864-1866 гг., частично вывести из работы. Если у нас это получится, то открывается большое пространство, который я образно назвал «инженерный музей», так как там расположены здания. Они являются историко-культурным наследием нашего города и России. Я думаю, это место будет востребовано, можно организовать там музей воды. А что касается набережной: сам проект ее устройства никак не влияет на снос водозабора. Набережная будет от Красной площади до улицы Черепанова. Там же можно подняться на Советскую. Советская, по информации от стрелки, признана хорошим качественным проектом. Конечно, может там плитка не той системы.

Дмитрий Урбанович: У нас еще когда был Иванов начальником Газпрома, он, вместе с городом построил теннисную школу. Тогда он говорил, что буквально год-два и заброшенный пустырь станет шикарным парком. По известным причинам, уже нет ни Иванова, ни денег тех, наверное, но идея осталась?

Евгений Арапов: Первоначально, если говорить про урбанистику, я еще не работал. Но, общаясь с Сергеем Ивановичем, я знаю, что он видел, чтобы центр был построен несколько в другом месте. Сам по себе проект достаточно красивый, уютный. Сейчас там играет порядка 700 ребят играют в теннис, я уже не говорю о взрослых. Но он видел проект в другом месте. Почему его туда направили – не знаю. Но я ему и Газпрому говорю огромное спасибо! В Европе такого нет. Что касается Газпрома, я бы не стал сейчас эту тему тревожить. Совместно с Газпромом у нас отрабатывается ряд проектов. Что из них получится – увидим. Но Владимиру Александровичу Кияеву я при встрече напомню, что там должна быть парковая зона.

Дмитрий Урбанович: Рядом с Национальной деревней остался хороший большой кусок. На него нет желающих, он не привлекателен или он уже кем-то выкуплен и ждет своего времени?

Евгений Арапов: давайте не будем настраиваться, что что-то куплено, продано. Есть территории, которые не покупаются и не продаются. Идея, которая закладывалась в бытность губернатора Чернышева Алексея Андреевича подразумевает, что в завершении Национальной деревни должно быть достойное сооружение. Когда мы работали со Стрелкой, я давал следующие предложения: первое – набережная, второе – территория Чкалова 70, третья – территория Национальной деревни. Была еще территория в районе парка железнодорожников. Но на парке настаивала стрелка. Сейчас мы работаем с теми, у кого территория находится в аренде. Я пришел в 2010 году, к сожалению, в 2009 году территория была отдана на 49 лет неким товарищам. В районе 6 лет я убеждаю этих товарищей расторгнуть договор, так как парк железнодорожников должен быть муниципальным. Они были у меня неделю назад и, вроде бы, в присутствии моих коллег они сказали, что готовы расторгнуть договор. Но наше заявление сейчас находится в суде.

Дмитрий Чернов: Любой фотограф знает, что сколько стул не фотографируй, это все равно будет фотография стула. Все мы знаем пример Перми, где студия дизайна превратила город в более интересный, чем он был до этого. Они создали логотип, интересные объекты, которые можно в интернете найти. Это своеобразный брендбук города. Планируется ли что-то подобное для Оренбурга?

Евгений Арапов: Вы затронули про продвижение города. Но мы должны самостоятельно себя продвигать. Когда я разговариваю с ребятами, которые едут куда-то на соревнования я говорю: «Не забывайте город, старайтесь!». Они приезжаю и гордятся, что наш флаг поднимали. С точки зрения продвижения, общавшись на той неделе с руководством Газпрома, мы понимаем, это тоже своего рода продвижение города. То, что правительство области говорит, что Оренбург – столица Евразии – это тоже продвижение города. Мы будем об этом говорить. Есть другие вещи, их тоже нужно продвигать.

Дмитрий Чернов: Оренбург продвигают как центр Евразии. Спросите у любого москвича, все знают Оренбург как столицу пухового платка. Поэтому насколько эффективно продвижение Оренбурга как столицы Евразии. Может стоит отдать это в руки профессионалам?

Евгений Арапов: Мы стараемся общаться, но специально нанимать компании, которые будут работать в рамках продвижения города, думаю – это нереально. Если вы нам поможете, дадите идеи, мы будем только рады. День города совместно с кинофестивалем – почему нет. Постараемся сделать что-то интересное.

Дмитрий Чернов: Про общественны транспорт говорили много. Велодорожки не решат проблему. Общественный транспорт – единственная замена автомобилям. В автобусе умещается 30-40 человек. Но чтобы он сел и поехал на автобусе, ему нужно предложить достойную замену автомобилю. Как вы собираетесь приводить всех к единой норме?

Евгений Арапов: Автобусы приобретались при Геннадии Донковцеве. Сейчас, если мы изведем муниципальный транспорт, мы получим неуправляемые процессы в части роста цен. Законодательство выстроено таким образом, что частнику поднять цену на проезд в общественном транспорте ничего не стоит, он никого не должен спрашивать. Можно применить санкции, но не всегда. В 2000 года мы потеряли муниципальный транспорт, потому что позволили частникам войти на него, сдавая маршруты. В итоге получили, что сейчас до 20 процентов муниципальный транспорт перевозит. Если мы не будем идти вперед, получим серьезный коллапс, потому что города с населением по 600 тыс. человек перевезти ПАЗиками и газелями невозможно. Другого варианта, как определенные конкурсные процедуры, у нас нет.

Владимир Саввон: я не специалист по урбанистике, я представляю Российский союз бизнес-тренеров. Мы и на территории нашего города, и на территории Москвы периодически делаем интересные форматы, которые позволяют людям с разными мнениями сработаться. Когда мы начинаем общаться, проявляются люди, для которых в урбанистике важны пешеходные переходы. Для кого-то важен комфорт социальной среды, для кого-то важен комфорт процесса. Когда мы говорим об урбанистике, сюда включаются люди разных политических взглядов, различные финансовые структуры со своими интересами. Я предложил бы нам собираться дальше, но сегодня у нас формат вопрос-ответ, возможно, стоит поработать и в других форматах. Вырабатывать совместно какие-то действия, или уже существующие решения представить публике. Например, формат, опробованный на Евразийском экономическом форуме, когда чиновники и предприниматели меняются местами. Такие форматы, которые позволяют посмотреть на урбанистику с разных сторон. Предлагают подумать об этом, чтобы наши встречи приводили еще к каким-либо результатам.

Виталий Койрах: совершенно точно, нужно такие встречи продолжать. Есть набор проблем, связанных с развитием города. Есть разные группы, которые имеют к этому отношение и именно объединении усилий власти, бизнеса, общественности способно дать значимый результат.

Евгений Арапов: У меня после этого разговора больше вопросов осталось, а что будем делать дальше? В каком формате нам с вами работать? Что касается темы велодорожек – давайте мы над ней поработаем. Она тоже должна жить имеет место. Что касается темы рекламы: жду ваших предложений. Что касается вопроса по подготовке фильма –можно разработать техническое задание. Он даст возможность встряхнуть нашу историю, поработаем по символам города. Но мы затронули еще не все аспекты городского хозяйства.

  • 1205

Как пользоваться Орен1?

  • Добавить сайт в закладки: нажмите Ctrl-D
  • Читать и комментировать в соцсетях: VK | FB | OK
  • Следить за лентой: Tlgrm | Twi | VK
  • Смотреть видео: Youtube
  • Написать нам: news@oren1.ru