19.12.2018 Наталия Трубачева Дураки и дороги. Проезд Северный

В чем же мораль? Всем известно выражение, приписываемое разным историческим личностям: «В России две беды: дураки и дороги». Так вот, с XIX века ничего не изменилось.

28.11.2018 Наталия Трубачева Мэр от губера

Оренбургская область, долго бывшая «тихой гаванью» или, скорее, своеобразным тихим омутом для чиновников, в последнее время попала во внимание центра и сотрясается громкими коррупционными скандалами: уголовное дело против министра сельского хозяйства, обыски у министра образования,...



08.08.2018 / 14:30

В наших Вербах. Юрий Шинкаренко о тайнах кувандыкских речушек

В наших Вербах. Юрий Шинкаренко о тайнах кувандыкских речушек

Писатель Юрий Шинкаренко о загадочной шубинской речушке, что в Кувандыкском районе:

"Я бы соврал, если бы начал рассказывать о шубинских речных истоках в привычной всем формулировке: «речка детства». «Речкой детства» для нас, шубинских мальчишек, была, скорее, Губерля. Она бежала в трех километрах от села Шубино и звенела перекатами так, что было слышно далеко на подходе.  

А шубинская речушка, разрезавшая наше вытянутое село вдоль... Её как бы не существовало. Детское сознание не смогло (не захотело) объединить в речку череду отдельных затонов, родников, прудов и оврагов. Так и существовали сами по себе: Синий родник, Пруд за магазином, Большой пруд, Архипенковский пруд (нижний), Вербы (те самые затоны, берега которых были укреплены корнями могучих, а сейчас старых-престарых верб)…

Ниже по течению вся эта водная система переходила в Саратовский пруд, потом в озеро Светлое (с белыми лилиями и желтыми кувшинками), озеро Долгое с песчаными берегами…

Кроме того, каждая точка на карте состояла для нас из более мелких пунктов, представляющих главную ценность для мальчишеского мировосприятия… Синий родник – это грибная поляна рядом, где на клочке земли, унавоженном скотом (водопой!), росли шампиньоны. Большой пруд – эта мягкая теплая вода, на которой мы учились плавать, и глина, из которой лепили посуду для сестер. И овраг за плотиной, вырытый весенним половодьем (там удобно было выжимать после купания наши сатиновые трусы).

Вербы – это огороды со всей их поэзией поочередного вызревания немудрёных деревенских посадок (редиска, огурцы, помидоры, укроп, конечно, – именно он наполнял ложбину ручья терпким гастрономическим запахом).

А рядом с цивилизованными посадками – сочный борщевик, морковник со стеблями, покрытыми мягкими волосками… Двигаемся дальше… Светлое – это синее блюдце в окантовке камыша. По этому блюдцу – рябь от игры пескаря и ельца, приводящая нас в возбуждение первобытного добытчика, рыбака или охотника. Это озеро мы не раз видели сверху, с нависающей над ним скалы – сланцевого останца. Если бы «разуть глаза» и с той же высоты проследить все пунктиры воды от Светлого в обе стороны, на север и на юг, – мы как раз и увидели бы нашу речку, как на карте. От ее истоков у Синего родника до ее впадения в Губерлю в районе татарской деревни Ишаново.

Но в таком виде речка открылась гораздо позже.

А еще позже, уже будучи взрослым, я увидел гидрологические справочники и карты и узнал, что речка нашего Шубино «сосчитана»: она имеет название (Мрязоурган), ее гидрологические характеристики описаны и опубликованы.

Пришло также понимание, что это речка не только нашего детства. Своей ее когда-то звали жители хутора Казенно-Саратовский (соседняя с нами Саратовка!). При нас на фундаментах уже разрушенного поселка росли высокие кусты полыни, в них прятались какие-то перламутровые жуки, нам казалось, что это «светлячки». Мы закрывали их в ладонях и пытались рассмотреть сквозь пальцы свечение, но зеленый перламутр не светился, лишь отсвечивал в беспечных лучах нашего детства. Вот такие там были берега Мрязоургана – «зелено-перламутровые».

Мрязоурган был речкой детства также для жителей Ишаново. В прошлом году я был на встрече ишановцев и слушал рассказы бывших жителей села про детство. И во всей красе там присутствовала наша общая речка, нижняя часть ее течения.

Рима Сафутина (Мирсаитова), поэтесса в душе, родилась в Ишаново, вместо воспоминаний она прочитала несколько стихотворных строк про речку:

«Прямо у деревни горы возвышались.
Мряска протекала у подножья гор.
На санках зимой мы весело катались,
Радовало нас солнце, снега и простор.
Река полноводной когда-то была,
Весной выходила за свои берега.
В верховьях реки отвесный был яр,
Другой был пологий, за ним – перевал.
Текла речушка Мряска, как помню, говорю.
И звонким перекатом впадала в Губерлю…».

Название Мрязоурган, похоже, – башкирское или татарское (башкиры поселились в наших краях чуть раньше). Этот гидроним в разных его вариациях (Мрязеурган, Мрязоурган, Мрязь-Аурган), скорее всего, самое древнее географическое наименование нашего края, как и все гидронимы.

Рима Сафутина (Мирсаитова): «Здравствуйте, Юрий! Сегодня в интернете пыталась разобраться в этимологии слова «мряс» («маряс»). Но нашла только упраздненную административно-территориальную единицу в Башкирии (название с корнем мряс), а также Мраса – приток р. Томь в Сибири. Описание есть, значение непонятное. Есть слово «мирас» со значением «наследие» – казахское. Самой интересно стало, теперь бы найти выходцев-старожилов нашей деревни, может объяснили бы».

Так что значение названия, его происхождение еще предстоит выяснить.

Украинские и русские переселенцы, появившиеся здесь с 80-х годов XIX века, – название Мрязоурган, похоже, не приняли. Но и своего не придумали. Просто как и мы, мальчишки, прагматично расчленили всю гидросистему на участки: там «Вербы» с огородами, там «Большой пруд» – рукотворное создание в верховьях Мрязоургана… А там «копанки» – череда искусственных водоемов возле огорода, призванных сохранить воду в засушливое лето. Ведущим среди этих имен было «Вербы»…

«Пойдем в Вербы!», – эта фраза понятна любому шубинцу. В следующих публикациях мы расскажем, как жили Вербы в разные годы (они ведь полны историей!)... Мы расскажем также о сезонных изменениях мира Верб… О туманах ранней весны и бурных разливах весны поздней… О ледяных родниковых струях лета, в которых выживали только вьюны… О прозрачном зеленоватом льде над затонами, сквозь который, как в аквариуме, видно зеленую растительность… Об осеннем дыме огородных костров над поверхностью воды...

Мы еще не раз отправимся в эти Вербы! В наши Вербы!

Татары из Ишаново тоже не всегда пользовались общим названием речки. А придумывали свои.

Рима Сафутина (Мирсаитова): «На реках есть более широкие места, похожие на затоны. А глубокую воду называли по-татарски «куль» («озеро»). Так вот, таким участкам реки жители давали свои названия с именами мужчин, в основном. Например, Исхак-куле, Баки-куле, как будто они им принадлежали, наверно для того, чтобы различать. А самое главное, оказывается, на р.Губерля есть одно название: Нурий-куле. Нурий – это мой дед, в деревне с таким именем никого больше не было. Это для меня стало открытием!!! На поляне напротив Нурий-куле на правом берегу р. Губерля мы и отдыхали в тот день <когда была встреча – Ю. Ш.>».

Про Исхак-куле, Нурий-куле и прочие «озера» нижнего течения Мрязеургана мы тоже постараемся рассказать.

Я был на многих реках Европы и Азии. Но самая красивая из них – какая? Точно! Наша! Наша многоликая и многоименная речушка, весело пробежавшая по 60-70-м годам, годам нашего детства.

Источник



 

  • 170

Как пользоваться Орен1?

  • Добавить сайт в закладки: нажмите Ctrl-D
  • Читать и комментировать в соцсетях: VK | FB | OK
  • Следить за лентой: Tlgrm | Twi | VK
  • Смотреть видео: Youtube
  • Написать нам: news@oren1.ru