01.09.2018 Иван Бровкин Разочарования. О минувшем кинофестивале «Восток&Запад. Классика и Авангард»

Это натуральная жестокая сказка в стиле братьев Гримм или Андерсена, только не тех, причесанных и приглаженных, которые существуют в адаптированных переводах, а в стиле их настоящих, оригинальных текстов, наполненных неприкрытым садизмом.  

23.08.2018 Иван Бровкин Кто сплел параллели? О грядущем кинофестивале «Восток&Запад. Классика и Авангард»

Конечно, хотелось бы посмотреть как можно больше кинолент, но, судя по опубликованному графику показа - это не удастся. Опять странные наслоения, неудобное время, отсутствие повторов некоторых фильмов в «Соколе» и т. п.



14.09.2018 / 09:37

В сердце каждого казаха. Рассказ хирурга Пироговки Айжан Баллеисовой

В сердце каждого казаха. Рассказ хирурга Пироговки Айжан Баллеисовой

О поиске своей национальной идентичности рассказала доктор-хирург оренбургской больницы имени Пирогова Айжан Баллеисова. А записал рассказ Андрей Саблин.

"Мало где достигнуты столь поразительные успехи в создании единой и сплочённой нации, сотканной из многочисленнейших этнических групп, каковые мы видим на территориях России и Казахстана. Известный оренбургский ученый А. Мишучков отмечает, что «национальные культуры России и Казахстана обрели новое культурное качество – евразийское культурное единство, цивилизационный симбиоз культурных влияний Запада и Востока, единую евразийскую историческую судьбу и логику развития».

О том, как на практике осуществляется этот симбиоз проще всего рассказать через историю семьи одного человека. Рассказчиком стала этническая казашка, рожденная в России, - доктор-хирург оренбургской больницы имени Пирогова Айжан Баллеисова. Частная история ее семьи как в капле воды отражает историю развития нового наднационального единства и идентичности – идентичности евразийского человека. В этой истории много горьких потрясений и великих достижений человеческого духа. Эта история чем-то похожа на историю, который каждый из нас мог бы рассказать о себе. Тем она и ценна.

Мой дедушка
Мой прадедушка по папиной линии родом из Гурьева (Атырау ныне). Его семья издавна жила прямо на берегу Каспия, промышляла промыслом ашатры (осетрины), так что достаток в доме был.
Этот достаток в 30-е годы и оказался причиной великого переселения некогда единой и дружной семьи. Мои предки попали под кампанию раскулачивания и однажды, получив несколько минут на сборы, были насильно вывезены за пределы родного города пятеро сыновей и дочь – все дети моего прадеда. А поехали они в Оренбург, где осели, ассимилировались и стали строить новую жизнь. Благо, никакого развития история с раскулачиванием не получила, и моих предков не трогали ни НКВД, ни другие уполномоченные структуры. В итоге каждый из них прожил более 90 лет, а сестра и вовсе пережила столетний рубеж, уйдя из жизни на 109-м году.
Всех пятерых братьев призвали на фронт. Из них один пропал без вести, а четверо вернулись домой в полном здравии. Одним из вернувшихся был и мой дед.
На войне дед дошел до Польши, где-то под Германией попал в плен, бежал, партизанил. Военные воспоминания всегда волновали деда и он старался держать их в себе. Это было очень заметно: видимо, война оставляет в душе не менее глубокие шрамы, чем на теле. И только уже в очень преклонном возрасте во время празднования Дня Победы он вдруг сам заговорил о своих военных годах. Видимо, прорвало.

Пионерское детство
У нас очень много родственников. Мы до сих пор поддерживаем нашу связь и наш клан можно считать крепким и сплоченным. Так что мне очень повезло: я родилась в такой семье, где слова «дружба», «любовь» или «помощь» - не пустые понятия, а основа жизненной философии.
Еще одно мое везение заключалось в том, что я училась в советской школе, и окончила ее, кстати, с отличием. Я сейчас своему сыну рассказываю о том пионерском детстве, которое у меня было, а он говорит: «Жаль, что мы этого лишены!» А ведь он прав, если задуматься! Например, я, благодаря пионерии, увидела мир.
Во Дворце Пионеров, куда мы ходили после школы, был клуб интернациональной дружбы. Мы переписывались с детьми из других стран, а позже даже съездили всей КИД-овской группой в Польшу – туда, где во время войны остановился мой дед. Так что это путешествие для меня было не только перемещением в пространстве, но и во времени – к невидимым, но мощным корням моей семьи.
Вдобавок, пионерия научила меня активности: я была Председателем Совета Дружины – а это значит, что, практически, вся школа оценила мою энергию, ибо «должность» эта была выборная, а не штатная. Мне безумно нравилась та яркая, наполненная смыслом и счастьем жизнь. Вдобавок ко всему я записалась на секцию дзюдо в старших классах. Поскольку до этого я много занималась балетом, то дзюдо далось мне относительно легко, и через три месяца занятий я даже умудрилась занять третье место на областных соревнованиях

Последняя любовь
Дзюдо (а после еще и самбо) остались со мной надолго. Я занималась борьбой в школе, в институте, участвовала в различных соревнованиях, и каждый новый успех меня только окрылял и подстегивал. Конечно, тяжело было совмещать спорт и учебу (особенно в институте), но я все сделала для того, чтобы не запустить ни то, ни другое. И только новая страсть заставила меня охладеть к борьбе. На последних курсах мединститута я безумно полюбила… хирургию.
Я вступила в хирургический кружок, дежурила в больницах, старалась попасть на ассистенции к практикующим врачам, выступала с научными работами. И вот эта моя последняя любовь до сих пор во мне. Хирургии я ни разу не изменила.
Сразу после института я стала работать в Первой городской больнице, где последовательно прошла интернатуру, ординатуру и аспирантуру. Защитила кандидатскую диссертацию. Мой наставник стремился сделать из меня сильного хирурга и, мне кажется, ему это удалось. Я научилась у него не только секретам профессии, но и умению держать слово, отстаивать собственное мнение и никогда не давать воли эмоциям.
Сейчас я работаю в больнице имени Пирогова. Здесь уже другая эпопея и совсем другая жизнь. Нашему главному врачу Андрею Карпецу удалось сделать медицину светлой и наполнить больничную атмосферу истинно человеческим участием, поддержкой, в общем, теми качествами, на которых я воспитывалась с младых ногтей. В итоге, многие просто просятся лечиться и работать в нашей больнице. Это, поверьте, дорогого стоит!

Мини-СССР
Больница Пирогова – это такой мини-СССР. Заведующий моим отделением – дагестанец, я – казашка, еще у нас есть немцы, украинцы, татары, башкиры и представители других национальностей. Нет только одного. Нет конфликтов на межнациональной почве. Все варятся в одном котле и служат одной Идее - вспомоществованию!
Помню, еще в детстве я спрашивала у мамы: «А почему мы – казахи, а живем не в Казахстане?» А она говорила мне: «Не казахи живут в Казахстане. Это Казахстан живет в них!» Родившись в России, я чувствую свою принадлежность к этой великой стране. При этом наша родовая казахская память бережно хранит древнейшие обычаи и традиции, которым мы следуем и которые соблюдаем. Наряду с российскими мы отмечаем все наши религиозные и светские праздники. Я даже не делю их, что вот казахский, а вот российский. Они во мне: и одни, и вторые".

Источник  

 

  • 184

Как пользоваться Орен1?

  • Добавить сайт в закладки: нажмите Ctrl-D
  • Читать и комментировать в соцсетях: VK | FB | OK
  • Следить за лентой: Tlgrm | Twi | VK
  • Смотреть видео: Youtube
  • Написать нам: news@oren1.ru