Апология мифа и дом, у которого есть лицо

1 год назад | 180
Апология мифа и дом, у которого есть лицо

Евгений и Наталья Сорокины ведут блог в инстаграме (@dorevolutsii), где рассказывают про свою квартиру в купеческом доме на переулке Маврицкого. Данил Ведениктов напросился к ним в гости и поговорил с ними про любовь к старине, о бедах Оренбурга и минусах Москвы.

Слово «миф» в массовом сознании зачастую имеет негативную коннотацию. Либо вспоминаются легенды древних цивилизаций, либо передачи телеканала РЕН ТВ. Миф ассоциируется с заблуждениями, с архаичным мистическим мышлением недалёких масс. Однако миф – это не заблуждение. Это всего лишь интерпретация бытия. Миф – это ткань жизни, которая впитывает различные взгляды и ценности. Миф в какой-то степени стирает реальность, закрывает её своим полотном. По Барту (французский философ) он и вовсе удаляет реальность. Однако мы все живём в определённых знаковых системах. Например, для русского человека очевидна широта русской души. Гостеприимство – это национальная черта именно русских людей. Это справедливо для нас, потому что мы находимся в этом дискурсе.

Очень важен контекст. Человек может быть частью мифологии. Это зависит от того, разделяет ли он ценности, которые миф создают. Мне посчастливилось побывать в гостях у добрых русских людей. Евгений и Наталья Сорокины ведут инстаграм, в котором рассказывают про свой дом. Для каждого человека дом – место особенное. Однако их дом – это особенное место для всего Оренбурга. Купеческий дом, построенный в начале ХХ века, который находится рядом с местом жительства Юрия и Валентины Гагариных. Он часть оренбургской мифологии. Теперь здесь живёт семья Сорокиных. Они угостили меня чаем и под аккомпанемент Шопена ответили на некоторые мои вопросы о доме, историческом центре Оренбурга и его судьбе, и о значении города.

Как вы решили купить здесь жильё?

– Мы большие поклонники всего старого, в том числе архитектуры. Мы любим дома, любим Оренбург, его историческое ядро. Категорически не приемлем всё, что связано с железобетоном стеклом и многоэтажностью. Фасады этих (исторических — прим.ред) домов не оставляют нас равнодушными. И они уникальны. Как люди. У каждого дома своё лицо, свой отпечаток пальца. В первую очередь нас привлекает эстетика. Мы по натуре эстеты. А если вдаваться в техническую сторону вопроса – из какого кирпича сделано, какая толщина стен, какая этажность, какие перекрытия, какие полы, какие смеси были использованы, когда делали кирпич. Купили в январе 2019-ого, цена 1,8 млн. рублей. Про ремонтную смету сказать не могу, не считали, ну, 1 млн. точно.

Какие у вас соседи? 

– Соседи в порядке, никаких намёков на инциденты не было. Есть прям родственные души, есть просто вежливые и улыбчивые, есть молчуны.

Можно сказать, что у этих домов есть душа в отличие от новостроя.

– Да. У них есть лик. Не как многоэтажки. Каждый раз, когда мы проезжаем мимо больших жилых комплексов, неважно в Оренбурге или в Москве, возникает ассоциация, что это большая ЖК-панель, а каждое окно горящее – это пиксели. Сидишь, наблюдаешь, как эти пиксели то гаснут, то загораются. Это какая-то физика, какая-то математика. Это бездушно. Зайти в свой подъезд, зайти в своё крыло, закрыться там за железной дверью, перекреститься, что у тебя велосипед не украли с лестничной площадки или кто-нибудь пьяный не угробил кого-нибудь ночью. Это какой-то фантастический фильм для нас, мы не понимаем эти коридорные системы, какие-то модули. Человейники, как сейчас принято называть. Небеспочвенное выражение.

Как вы оцениваете ситуацию с сохранением исторического центра в городе?

– Если оценивать по стобалльной системе, я оцениваю на 30 от силы. Я не хочу никого обидеть, я многих из тех, кто этим занимается, знаю. Мне даже неудобно это говорить, но я не хочу против истины грешить. Я хочу говорить правду. Я не хочу какого-то резонанса, чтобы меня потом кто-то обсуждал, осуждал. Просто говорю, как я вижу. Идёшь ты про Краснознамённой – поставили фонари, убрали проводку под землю. Привет нашему другу Антону из LOFT Flowers! Вот человек постоянно борется за это всё. Проходишь ты от Советской в сторону стадиона «Динамо», проходишь LOFT Flowers и по левую сторону через три дома провал. Выбитые окна, которые валяются на брусчатке. Ну как можно это оценивать? На нашем перекрёстке прекрасная, относительно свежая, зебра. Одна полоса жёлтая, одна белая. А кто-то недавно открывал люк. У люка поворот – 360 градусов. В итоге его положили так, что эти полосы в разнобой лежат. Неужели ты не видишь это, когда крышку открываешь? Такое чувство, что люди в каком-то дурмане пребывают. Будто им такие копейки платят, что они делают назло.

Почему именно в Оренбурге так происходит?

– Рыба гниёт с головы. Хотелось бы, чтобы хозяин в нашем городе был местный. Чтобы он так же, как мы, болел этим. А человек приходит отбыть свои 3-4 года, а потом уезжает. Оренбург – это перевалочный пункт. А дети у него, например, живут в Екатеринбурге. И какой тут для него интерес? Такое чувство, что вся политика партии сводится к тому, чтобы человек просто перекрестился и сказал: «Хоть бы в моё срок ничего не случилось!» И сидит за своей дубовой толстой дверью, принимает звонки. Тут ещё и пандемия – очень удобно, можно лишний раз вообще не выходить, не контролировать ничего. Это какая-то наша беда – спустя рукава всё делать. Праздника всегда быть не может. Чтобы погулять по красивому центру, нужно сначала попотеть и сделать его. Мы даже слышим, когда находят инвестора на объект, а в администрации начинают юлить: «не то, не время, не подходит».

Есть ощущение, что Оренбург стал перевалочным пунктом не только для чиновников, но и для молодёжи. Что вы об этом думаете? Можно ли это изменить?

– Когда ввели ЕГЭ, ситуация в корне изменилась. У детей появилась возможность сразу попасть в большой город. Детям это стали рекламировать: «Зачем тебе здесь оставаться? Ты сразу можешь поехать в Москву. Там столько возможностей! Там 10 миллионов, ты где-нибудь приткнёшься!» Но никто не говорит, что родители будут далеко, ты будешь оторван от своей семьи, ты им не сможешь помогать. В сёлах также детям говорят – успешно сдавайте экзамены и приезжайте в город, в Оренбург, допустим. Переезжая в город, у них нет цели сохранить здесь что-то, они не понимают его души. У них сельское мышление. А у детей, которые приезжают в Москву, мышление провинциального города. Не надо ругать детей. Всё дело именно во взрослых. Мы сами подаём им эту идею. Мы им говорим, что это классно, и они это впитывают. Если детям внушать, что нужно ухаживать за дедами, нужно жить рядом, нужно, чтобы они наблюдали, потому что родители счастливы, когда видят, как ты становишься на ноги. Они видят твои первые успехи не по скайпу и вживую. Могут обнять тебя, руку пожать, похвалить. Нужно настраивать их на то, чтобы рожать детей, жениться, воспитывать в себе мужчину, женщину. Если это закладывать им сразу, то ситуация будет меняться.

– Я думаю, что проблема ещё в том, что массовая культура пропагандирует радикальный индивидуализм, когда каждый сам за себя, родители – это лишь начальный этап твоей жизни.

– Да, так легче направить не туда молоденькую девочку или молоденького мальчика. Если ребёнок придёт к маме за советом, то она, может быть, ему мозги вправит. А если у него не будет желания к ней обратиться, то он дел натворит, а мама даже не узнает. А мозг уже перепрошит – он уже пообщался с какими-то людьми. Если ребёнок воспитан в семье, где ему прививают ценность его города, это не просто стены, это что-то живое, то он, когда вырастает, начинает делать что-то на благо города. Если каждый из нас, как отдельно взятая ячейка, будет созидать, хоть возле своего дома – будет всем счастье. Мы часто бываем в Москве, она напоминает человеческую ферму. Все тушки стекаются туда, но она же тоже не резиновая. Ну, ещё она в два раза увеличится, хорошо. А смысл какой, это уже будет не Москва. Люди живут в Химках и думают, что они в Москве. Покупают в Химках однокомнатную квартиру за 14 миллионов рублей. Не нужно быть математиком, чтобы прикинуть, с какой зарплатой ты должен быть, чтобы покупать такую квартиру. Причём это её голая цена. Если ты берёшь ипотеку, за эти 15-20 лет ты её дважды выплачиваешь. От 300 тыс. рублей ты должен получать в Москве, что более-менее чувствовать себя комфортно. Не жить, как гастарбайтер, не в обиду сказано, когда по шесть человек в однушке. Как в Гонконге люди живут. Чтобы ты жил хотя бы один в однушке, и тебе оставалось на какие-то развлечения. Нужно порядка 300 тыс. зарабатывать. Москва – это большая матрица. Там хорошо погостить.

Романтизация столицы ошибочна, потому что люди думают, что они переедут в Москву и будут ходить в Большой театр, а на самом деле они тратят часы на проезд, потом ещё 8 часов на работе.

– Да, это так. Приходишь домой, ешь полуфабрикаты. Даже если есть машина, тратишь минимум полтора часа, чтобы доехать до другой части города. Это просто работает пропаганда. Агитпроп. Это уже давно работающий инструмент по промыванию мозгов. Только людям как-то невдомёк. Почему-то люди не делятся негативными отзывами. Это всё обман, фарс, фальшь.

 

Рубрикатор: #мойоренбург_орен1 #колонки_орен1 #свойконтент_орен1

Автор: Данил Ведениктов

 

 

 

Читайте также: